Статьи

…Имя Беллинсгаузена можно поставить наряду с именами Колумба и Магеллана…

200 лет назад экспедиция Беллинсгаузена-Лазарева впервые в истории подошла к шельфовым ледникам Антарктиды. Русские мореплаватели открыли последний, шестой, материк.

Чтобы понять и оценить всю значимость величайшего географического открытия  XIX века, ненадолго погрузимся в ту эпоху. Начало века. Очередная русско-турецкая война и война с Наполеоном вынуждают императора Александра I финансировать лишь сухопутные войска. Военный Флот отошел на второй план. Ассигнований на ремонт старых кораблей не было, поэтому они попросту гнили в гаванях. Новые суда строились, но без должного вооружения тоже простаивали, так и не увидев моря. Моряки были вынуждены надолго сойти на берег, теряя при этом приобретённые ранее навыки, на этом фоне падал боевой дух личного состава.

Иван де Траверсе

Такое «наследство» досталось Ивану де Траверсе, который по распоряжению Александра I  в ноябре 1811 года стал третьим морским Министром Императорского флота России. 23 июля 1812 де Траверсе получил царский указ, в соответствии с которым приостанавливалось все корабельное строительство. В таком плачевном состоянии и удручающем положении Российский флот не был никогда. Однако, несмотря на то, что флот пришёл в упадок,  несмотря на скудность финансирования, во время руководства де Траверсе Морским ведомством  совершались многочисленные кругосветные плавания.  Передовые русские офицеры и адмиралы настояли на осуществлении величайшего географического предприятия, по своему размаху не имеющего себе равных в мировой истории. За время правления  Александра I было совершено 21 кругосветное плавание. В. М. Головнин, И. Ф. Крузенштерн, Г. А. Сарычев и другие неоднократно выступали за необходимость дальнейшего изучения южных полярных морей. Эту идею поддерживала прогрессивная общественность России.

Искать «Терра Аустралис инкогнита» – неведомую Южную землю – отправили две экспедиции, которые должны были превзойти результаты Кука. Тот утверждал, что Южный материк  недоступен для мореплавателей. Крузенштерн сначала считался с авторитетным мнением английского путешественника. Он изменил свой взгляд на ситуацию после того, как летом 1818 бриг «Рюрик» под руководством русского мореплавателя Отто Коцебу вернулся из кругосветной научной экспедиции с новыми открытиями, среди которых множество островов в Тихом океане, ископаемый лёд и останки мамонта. Иван Фёдорович, будучи уверенным, что остались неизвестные архипелаги, понял: великие географические открытия нужно завершить.

Так, в 1819 году для географических исследований в полярных морях обеих полушарий были предприняты одновременно две таких экспедиции. Было принято решение вместо двух кораблей отправить четыре, а финансирование удвоить. 31 марта (12 апреля) 1819 года император лично подписал приказ о финансировании экспедиции в сумме 100 000 рублей. Кроме того, «…В случае обретения островов и других еще неизвестных берегов, также в память пребывания нашего в разных местах, повелено было оставлять и раздавать медали, важнейшим людям серебряные, а другим бронзовые. Сии медали нарочно были вычеканены в С.-Петербургском Монетном дворе; на одной стороне оных изображение императора Александра I, а на другой надпись: «Шлюпы «Восток» и «Мирный», года», т.е.  время, в которое сии шлюпы отправлены.  Дабы побудить диких к дружелюбному с нами обхождению, а нам доставить возможность получить от них посредством мены свежие съестные припасы и разные изделия, отпустили в Санкт-Петербурге разных вещей, могущих нравиться народам, которые почти в первобытном природном состоянии…»(из записок Ф.Ф. Беллинсгаузена).

23 и 24 июня 1819 года снаряжаемые на Малом Кронштадтском рейде шлюпы «Восток», «Мирный», «Открытие» и «Благонамеренный» посетили император Александр Павлович и морской министр де Траверси. 25 июня капитаны Беллинсгаузен и Васильев были призваны на императорскую аудиенцию в Петергоф. 4 июля на пристани, близлежащей площади и улицах было особенно многолюдно. Проводить отважных моряков  вышли все жители города.  В шесть часов пополудни, с Малого Кронштадтского рейда под пятикратное «ура» в далекое плавание отправились две русские морские экспедиции.

Первую, которая состояла из шлюпов «Восток» и «Мирный», возглавили контр-адмирал, капитана 2-го ранга Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен и лейтенант Михаил Петрович Лазарев.

Экспедиция Беллинсгаузена-Лазарева направлялась в Южную полярную область, чтобы проникнуть как можно далее к южному полюсу, и разрешить вековую загадку о существовании легендарной Антарктиды. Корабли для экспедиции Беллинсгаузена-Лазарева были выбраны из недавно построенных в Петербурге судов обычных типов. Шлюпом «Восток», водоизмещением 900 т, командовал Беллинсгаузен, шлюпом «Мирный», водоизмещением 530 т, – Лазарев.  Это судно было переделано из обыкновенного транспорта «Ладога». Шлюпы отличались один от другого не только по водоизмещению: «Восток» был значительно быстроходнее. По прочности же корпуса и удобствам для личного состава «Мирный», построенный по проекту замечательного русского корабельного инженера И. В. Курепанова, значительно превосходил «Восток».

Вторая экспедиция под командованием капитан-лейтенантов Михаила Николаевича Васильева и Глеба Семеновича Шишмарева на шлюпах «Открытие» и «Благонамеренный» вышла из Кронштадта южным путем в арктические воды для изыскания Северного морского пути из Тихого океана в Атлантический.

Экспедиции в Артику и Антарктику во всех отношениях были хорошо подготовлены и снабжены. Инструкции для них писали такие замечательные мореплаватели, как Г. А. Сарычев, И. Ф. Крузенштерн и О. Е. Коцебу. Личный состав экспедиции был подобран из добровольцев. Команду щедро премировали: ещё до выхода в море Беллинсгаузен получил от государя 5000 рублей серебром, а Лазарев — 3000, все офицеры и рядовые удостоились годового жалованья «не в зачёт». Государь повелел увеличить оклад денежного содержания в 8 раз, при том, что стандартное жалованье матроса первой статьи было 13 рублей 11 копеек в год.

Беллинсгаузен решил принять на борт запас провианта на два года, тогда как стандартный для военных судов был рассчитан на шесть месяцев. Экспедиция пополняла запасы в Дании, Бразилии и Австралии, что обеспечивало автономность плавания в 4—5 месяцев. Кроме того, русские корабли много времени проводили в гавани, где командиры всегда закупали свежие припасы, о чём неоднократно упоминается в описаниях путешествий. Одной из главных задач Беллинсгаузена на всём протяжении плавания была забота о том, чтобы суда не разлучались. Четыре корабля следовали единым отрядом до Рио-де-Жанейро. До 19 июля экспедиция неделю провела в Копенгагене, где были получены дополнительные инструкции. 29 июля «Восток» и «Мирный» стали на якорь в Портсмуте. В тот же день туда пришли шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный». В Портсмуте в это время также находился шлюп «Камчатка», который возвращался из кругосветного плавания. Закупив инструменты, карты и книги, шлюпы 26 августа вышли из Портсмута, налились водой на острове Тенерифе и 2 ноября прибыли в Рио-де-Жанейро. Спустя 20 дней «Восток» и «Мирный» отправились в антарктические воды, «Открытие» и «Благонамеренный»  – к мысу Доброй Надежды для дальнейшего следования в северную часть Тихого океана.

15 декабря «Восток» и «Мирный» были у острова Южная Георгия, бегло осмотренного Куком. Здесь начались географические открытия, и на карте появились имена участников экспедиции. 20 декабря на 55° 13′ ю. ш. впервые показались льды. Затем были открыты острова, также названные именами участников экспедиции:  Лескова, Торсона,  Завадовского. Всю гряду островов решено было назвать  именем морского министра России де Траверсе.

16 (28) января 1820 года отважные русские исследователи подошли, наконец, к шестому континенту. Этот знаменательный день вошел во всемирную историю как день открытия Антарктиды. 21 января и 5 февраля «Восток» и «Мирный» опять наблюдали всевозможные признаки близости земли и снова видели ледяной барьер. Шлюпы опять подходили почти вплотную к Антарктиде. Между тем приближалась антарктическая зима. Продолжая следовать на восток, 4 марта 1820 г.  шлюпы «Мирный» и «Восток» направились для ремонта, отдыха и пополнения запасов в Порт-Джексон (Сидней), однако намеренно пошли  разными курсами, чтобы обследовать тогда почти еще не известный район Мирового океана.  Уже 8 мая, пополнив запасы продовольствия, Беллинсгаузен и Лазарев из Сиднея вышли в море для исследований в тропической части Тихого океана, где в архипелаге Паумоту открыли группу островов, названную Беллинсгаузеном островами Россиян. Каждый из этих островов получил имя одного из известных русских полководцев, генералов, адмиралов и мореплавателей: Кутузова, Ермолова, Барклая-де-Толли, Раевского, Волконского, Лазарева, Грейга, Чича-гова. В группе островов Кука был открыт остров Восток (назван в честь флагманского корабля), а в районе островов Фиджи — острова Михайлова и Симонова. Затем снова был Сидней. 9 сентября «Восток», а 10 сентября «Мирный» вернулись туда, чтобы запастись провиантом. В ноябре, выйдя в воды, близ острова Маккуори попали в неведомое ранее «моретрясение». Примерно в то же время они увидели впервые айсберги (Беллинсгаузен называл их «ледяными островами»).

Лавируя среди многочисленных айсбергов и льдов, шлюпы 13 декабря пересекли Южный полярный круг. 10 января 1821 года ими был открыт большой остров, получивший имя основателя российского флота Петра Первого, а через неделю — гористый берег Александра I. Отсюда курс экспедиции лежал к Южным Шетландским островам, где были открыты и описаны два архипелага. Часть островов была названа в честь побед русской армии над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года. 30 января 1821 из-за плохого состояния корпуса шлюпа «Восток» отряд покинул Антарктику. Беллинсгаузен повернул в Россию. 3 февраля русские мореплаватели, проходя мимо берегов Южной Георгии, пересекли меридиан Петербурга, завершив, таким образом,  кругосветное плавание.

Для того чтобы открыть Антарктиду, экспедиция Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева прошла около 50 тысяч миль и провела в плавании 751 день, в том числе в Южном полушарии – 527 дней, на якоре – 224 дня; 100 суток плавание проходило среди айсбергов и льдов. За этот период русские моряки и ученые открыли 29 островов, собрали богатейшие материалы для изучения антарктических морей.

Беллинсгаузен по возвращении был произведен в капитаны 1-го ранга и через два месяца в капитан-командоры. Лазарев также через чин: был произведен в капитаны 2-го ранга. Награды получили и другие участники экспедиции.

Русские мореплаватели  превзошли прославленных английских моряков. Подвиг Беллинсгаузена-Лазарева вызвал восхищение не только у русских, но и у иностранцев. Немецкий географ Петерманн, специализирующийся на изучении полюсов, в 1867 г. писал, что «…в мировой географической литературе заслуги русской антарктической экспедиции оценены недостаточно». «…имя  Беллинсгаузена можно поставить наряду с именами Колумба и Магеллана, с именами людей, не отступавших перед воображаемыми невозможностями, созданными их предшественниками, с именами людей, шедших самостоятельным путем, и потому разрушавших преграды к открытиям, которыми обозначаются эпохи».