Эверест. Summit day! | Ветер Свободы
30 мая 2017

Эверест. Summit day!

День 40. 16 мая. Summit day! В 6-ти частях без купюр и прикрас.

Часть 1. Начало пути.
После совершенно непродолжительного сна в 20-30 мы выстроились у палаток на 8300 м. для общевойскового построения и надевания кошек. Оделся я во все самое теплое: шерстяное термобелье, флиска, тонкая пуховка, теплющий пуховый комбинезон. Взяли новые баллоны с кислородом. Единственное что мерзло поначалу – это ноги, но потом теплые флисовые носки сделали свое дело. Нам пришлось потусить полчаса у палаток, т.к. шерпам накануне сказали, что выход состоится в 21 час. 
И вот ровно в 21-00 при температуре около 30 градусов мороза мы выходим наверх. Нам оооочень сильно повезло с погодой, и вопреки всем прогнозам не было никаких осадков, а ветер дул совсем слабый - идеальная погода для восхождения. Перед нами в этот "не удачный" для штурма день к Вершине направились еще две группы с севера: британцы то ли 4, то ли 6 человек, которые зашли самыми первыми еще до рассвета и уже в 5 часов утра были на спуске, и женщина из Швейцарии, у которой возникли проблемы с кислородом и ей, к сожалению, зайти на Вершину не удалось. Ну а мы отправляемся в предстоящий 9-ти часовой путь.

21.00. Выход на штурм с 8200 м.

Шли мы все вместе дружно, никто никого не обгонял. Вообще благодаря наличию кислорода восхождение на Эверест помимо продолжительности и дороговизны не имеет существенных ограничений к физической форме человека (те, кто говорят, что для Эвереста нужно здоровье космонавта немного кривят душей. Но чего нужно иметь в достатке точно, так это целеустремленности и уверенности в победе, над собой в первую очередь).

Первые 2-3 часа мы идем постоянно в гору. Хотя потом на спуске в свете дня она и горой то не показалась. Вспоминаю предыдущие 5-ти часовые наборы высоты, и меня терзают сомнения, зачем мы вышли так рано. Не хотелось бы быть на Вершине в темноте. Мороз крепчает, но ни вдыхаемый воздух (он лишь в незначительной части примешивается к кислороду из баллона), ни органы осязания (почти все части тела) не информируют тебя об этом. Лишь порой трудно плотно закрыть глаза - мешают ресницы, на которых образуется иней и изморозь. А так - прекрасная ночная зимняя прогулка. Кроме отдаленных огоньков-фонарей идущих впереди команд вокруг ничего не видишь. Но каждый раз при их появлении думаешь: «О Господи, куда ж еще дальше». А потом они скрываются, чтобы снова появиться на новой высоте, и так несчетное количество раз. Мы где-то ползем, где-то карабкаемся, но лазания как такового нет, пока нет. Удивительно, как на высоте согревает кислород: несмотря на конкретный дубак, я поменял многослойные варежки Вити на менее теплые рукавицы, которые мне подарил Костя на Маккинли.

Несмотря на то, что станции страховки сделаны неважно (ибо сделать их идеально на такой высоте просто невозможно), жумар периодически проскальзывает, а расстояния между станциями редко меньше 100 м., и на одной веревке висит по 10-12 человек (не представляю, что здесь творится, когда на штурм выходит не 15 человек вместе с шерпами, а 50-100); мы всегда страхуемся и перестегиваемся. А у всех шерпов только по 1 усу самостраховки и ходят они без жумаров.
Первую часть пути мы идем вверх в том же направлении, которое начали еще на Северном Седле. Но потихоньку мы приближаемся к гребню, по которому дальше мы и продолжим движение до Вершины, но уже с менее резким набором высоты. (Если смотреть с Северного Седла, то сначала мы поднимались все время вверх и прямо, а затем, выйдя на гребень, повернули направо к Вершине). И хотя кажется, что идти становится проще, дыхание говорит о другом, и мой шерпа Лакпа повышает подачу кислорода в моем баллоне до 2.5 литров в минуту. Вообще конечно шерпы делают неимоверную работу на Эвересте. Сначала они должны перетащить кучу альпбарахла на 8300 м., а в день восхождения тащиться в 5-й, 10-й или даже в 21-й раз на Вершину с 20-ю кг кислородного оборудования, из которых им самим нужно всего лишь 5.

Фонари впереди идущих групп как ориентир, что еще идти и идти

Над изрезанной далекими пиками гор и мрачно чернеющей кромкой горизонта облачает свой диск мертвенно бледная луна. Здесь она не может быть другой – на такой высоте ведь ничего не растет и не живет. Усталость потихоньку начинает подкрадываться (сложно было восстановиться за 2-х часовой дневной сон, но Эверест есть Эверест). Тропинка, которая до сих пор была довольно широкой (настолько широкой, чтобы при желании на ней могли разойтись 2 человека), становится все уже и уже. Как правило, тропа представляет собой снежную дорожку с периодическими появляющимися камнями, число которых резко возрастает с увеличением уклона. По мере выхода на гребень около часа мы потихоньку набираем высоту, но это утомляет не сильно. Но вот я снова вижу вдали изумруды фонарей, резко взметнувшиеся ввысь. Мой шерпа говорит, что это первая ступень. Какая еще ступень? Я тут за горой, а не за ступенями...

https://www.facebook.com/profile.php?id=100016258063046