В какую веру крестили Иисуса | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

В какую веру крестили Иисуса

Всем известно, что Иисус был крёщён в реке Иордан неким Иоанном Крестителем. Обряд того крещения конечно же представлял собой инициацию в конкретную религию. Невольно встаёт вопрос: в какую религию Иоанн крестил Иисуса, если религии, называющейся христианством, в тот момент ещё не существовало? 

Давайте попробуем в этом разобраться, и для начала вспомним, — кто такой Иоанн Креститель. Ведь он — весьма значительная фигура в христианской истории. Он — Предтеча или «посланец» Христа и образует связующее звено между Ветхим и Новым Заветами, будучи последним в ряду ветхозаветных пророков и первым святым Нового Завета, в котором и рассказывается его история. 

Иоанн был сыном Захарии, священника Иерусалимского храма, и Елисаветы, родственницы Девы Марии. Рождение его было предсказано Захарии ангелом, явившимся ему в храме в тот момент, когда он совершал службу. Поскольку он не поверил ангелу (Елисавета была бесплодной), Захария был тот час поражен немотой. (Т.о. получается, что зачатие Иоанна Крестителя было непорочным, как и зачатие Иисуса). 

Когда Св.Иоанн Креститель появился на свет, обряд принятия его родов, исполнила Дева Мария. Было предложено назвать младенца по имени отца — Захарией, но его мать отказалась, настояв на том, чтобы он был наречен Иоанном. Спросили у Захарии, тот подтвердил свое согласие надписью на дощечке (поскольку он был лишен дара речи): «Иоанн имя ему». И тотчас уста его отомкнулись. 

Возможно, это произошло в Ютте, находящейся в двух часах пешего пути к югу от Хеброна, или в самом Хеброне — важнейшем городе на юге Иудеи в 37 километрах к юго-западу от Иерусалима. 

С самого детства Иоанн был назиром, или так называемым рекабитом, и с ранних лет его привлекала пустыня. А потому, став подростком, он покинул своих родителей и удалился в пески, ведомый ангелом. Там он один, с агнцем на коленях, подолгу размышлял или пребывал в молитвах, а затем стал и проповедовать… 

Местом для своих проповедей Иоанн избрал ту часть Иудейской пустыни, что примыкает к Мертвому морю. Одет он был в звериные шкуры или в одежду из верблюжьей шерсти и питался саранчой и диким медом. 

Когда у него появилась паства, он стал проводить обряд её омовения, для чего переселился на берега Иордана: или на восточный берег — в Вифавару (Вифанию), — вероятно, напротив Иерихона, или же в место, называемое Энон, вблизи Салима. Месторасположение этого Салима точно не установлено. Возможно, он находился к западу от Иордана, то есть в Иудее, или в окрестностях Хеброна, или, как указывает Иероним, гораздо севернее — около Вифхеана. Однако, наиболее признанная ныне версия говорит, что этим местом стало местечко Бетани в Иордании. Именно оно рекомендовано ныне Ватиканом как важный объект паломничества… 

При раскопках фундамента церкви на восточном берегу реки Иордан, местности, в древности носившей название Бефабарра, а сейчас известной как Вади Харрар, команда археологов под руководством Мохаммеда Вахиба обнаружила небольшой грот, а в нем — человеческий череп. Учёные считают, что этот грот был жилищем самого Иоанна Крестителя, а может быть — и его могилой. Изучение материалов раскопок установило, что захоронение относится как раз к I веку, то есть ко времени, описанному в Новом Завете. Поблизости от грота были обнаружены также развалины трех древних церквей и трех больших купелей для крещения. Это укрепило археологов во мнении, что район Бефабарры имел прямое отношение к истокам христианства. Вади Харрар расположен на восточном берегу реки Иордан, именно там, где, согласно Евангелию от Иоанна, был крещен Иисус. 

Вади-Харар в 2002 году подверглось значительной реконструкции. Появились пешеходные дорожки, два ресторана, VIP-зал и туристический центр. Среди объектов, находящихся на территории Вади-Харар: древние церкви, возведенные на месте крещения, источник Иоанна Крестителя, монашеские кельи, места, связанные с жизнью чтимой христианской подвижницы Марии Египетской, а также холм, с которого вознесся на небо в огненной колеснице пророк Илья… 

За первое полугодие 2006 года место крещения Иисуса Христа посетило около 60 000 туристов. Большинство из них составили организованные туристы из США и европейских стран. Только за апрель — месяц, когда христиане отмечают Пасху — место крещения посетили около 18 000 человек, сообщает Jordan Club. В прошлом году в Вади-Харар побывало около 100 000 туристов, и сейчас все говорит о том, что этот рекорд может быть побит. 

На берега Иордана к Иоанну приходили значительные толпы, в особенности из колена Иуды, и крестились. Напоминало ли то «крещение» нынешний церковный обряд? Оказывается, что вовсе и нет: ни по форме, ни по духу. Что же тогда представляло и что значило действо, производимое Иоанном? 

Давайте вспомним, что Иоанн (точнее — Йоханан, как назвали его родители — евреи) первыми евангелистами именовался Окунателем Связано это было с тем, что по своему духовному мировозрению Йоханан проявлял близкое родство к ессеям и их взглядам. Он, вероятно, и воспитывался в этой иудейской традиции, потому что основной обряд, давший Иоанну имя -Окунателя, а его школе — ее характер, был обрядом полного погружения в воду, называемый т`била, и идущий от ессеев. А потому, греческое слово баптистэс является переводом еврейского слова hамтаббэл — производного от т`била, что означает погружение ( позже, в синодальном издании Евангелие греческое слово баптистэс уже было переведено не как окунатель, а как креститель.) 

Ессеи — одна из иудейских сект, возникших за 2 столения до Рождества Христова, наиболее краткое сообщение о которой принадлежит Плинию Старшему: «К западу от Асфальтова озера, но в достаточном отдалении от берега, чтобы избежать вредных испарений моря, проживают ессены — племя уединенное и наиболее удивительное из всех во всем мире: у них нет ни одной женщины, они отвергают плотскую любовь, не знают денег и живут среди пальм. Изо дня в день число их увеличивается, благодаря появлению толпы утомленных жизнью пришельцев, которых волны фортуны влекут к обычаям ессенов. Таким образом, хотя этому и трудно поверить, в течение тысяч поколений существует вечный род, в котором никто не рождается, ибо отвращение к жизни среди других людей способствует увеличению их числа». 

Ессеи ведут монашескую жизнь, не едят изысканных кушаний, не проявляют интереса к одеждам, не владеют ничем. Они усиленно занимаются чтением и благородным трудом и проживают в местах обособленных. Христа, как Господа, Сына Бога они не ожидают и не признают, что Он уже возвещен как Бог в Законе и Пророках, но ждут Его, считая только пророком или справедливым человеком. 

Следует вспомнить, что иудейский обряд омовения-очищения — рахац, в отличие от христианского крещения, был повторным: согласно Торе, нечистый и согрешивший человек должен был очиститься путем погружения в воду. Ессеи придавали огромное значение омовениям и Т`била сделалась обыкновенным ритуалом при принятии культа Яхве. 

Из всего этого следует, что признание крещения чисто христианским обрядом — грубая ошибка. В конце концов, и по крови, и по религии Йоханан hамтаббэль был и оставался иудеем в самом суровом духе культа Яхве. В этот же культ он крестил и Иисуса. 

Доктор философских наук А. М. Каримский справедливо отмечает: "Слово «крещение», обозначающее таинство приобщения к христианству, и «крест» являются однокоренными лишь в русском и ряде славянских языком. По-гречески «крестить» — «баптизо», буквально «окунать», т. к. крещение осуществлялось погружением в воду. Крест (который был известен и в дохристианских культах) мог стать символом христианства лишь в связи с особым смыслом распятия, что случилось значительно позже дня крещения Иисуса. Именование Предтечи «Крестителем» — результат калькирования греческого «Иоаннес Баптистес». Он крестил людей, погружая их в воду, не используя символа и самого понятия креста (изображение креста как аксессуара Предтечи в известной картине А. А. Иванова «Явление Христа народу» -это историческая неточность). 

Вот и получается, что Иисус был крещён в традициях культа ессеев и, стало быть — обращён был в их веру… 

То, что Иоанн и Иисус были родственниками, — чистейший миф, который, по-видимому, был придуман Терциусом для того, чтобы показать, что Мария, как и Елисавета, была «из рода Ааронова», ибо в этом случае Иисус (как потомок Давида и потомок Аарона) — являлся бы истинным царем-первосвященником по чину Мелхиседека. Действительно же Квартус утверждает, что Иоанн дважды сказал, что до крещения Иисуса он не знал своего Крестника. 

Иоанн и Иисус были примерно ровесниками, однако утверждение Терциуса, что Иоанн был старше Иисуса на полгода, вряд ли верно, ибо оно, вероятно, служит лишь для догматической установки, что Иоанн еще во чреве матери был в подчиненном положении перед Иисусом, а «взыграть во чреве» для приветствия Марии Иоанн мог не раньше шестого месяца беременности Елисаветы. 

Люди Израиля считали Иоанна пророком и многие думали, что он — воскресший пророк Элиййаhу. Вера в эти воскресения была очень распространена. Иудеи верили, что перед приходом Мессии явится Его предтеча: согласно Книге Малахии, этим предтечей будет Элиййаhу; иногда предполагали, что им будет пророк Йирм'йаh, которого Яхве вызовет из могилы. 

Для Иоанна омовение было средством приготовления евреев к приходу Мессии. «Покайтесь! — говорил он, — ибо приблизилось Царство Небесное». Иоанн говорил о скором приходе Христа, который уничтожит все зло на земле: «Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь». Он представлял Мессию с веялкой в руке, собирающим хорошее зерно и сжигающим солому. Покаяние, милостыня, улучшение нравов были для Иоанна великими средствами приготовления людей к наступающим событиям. Согласно Иосифу Флавию, омовению Крестителя должно было предшествовать очищение внутреннее, ибо Иоанн учил, что "омовение будет угодно Господу Богу, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем более что души их заранее уже успеют очиститься. Такое же восприятие ритуальных омовений было свойственно и ессеям. И еще один характерный факт, косвенно подтверждающий связь Иоанна и кумранитов(ессеев): один и тот же стих из Книги Исаии приведен в первом Евангелии и в Уставе кумранской общины: «В пустыне приготовьте путь Яхве, выровняйте в степи дорогу Ему». 

Иоанн выступал против тех представителей еврейства, против которых выступали ессеи — против представителей ортодоксального иудаизма, прежде всего фарисеев; и, так же как и Иисус, он был признан в основном низшими классами. Выражения, употребляемые Иоанном против своих оппонентов, были достаточно резки. Возможно, он был не чужд и политики: Иосиф Флавий дает это понять несколькими намеками, и это также явствует из той катастрофы, которая положила конец его деятельности. 

Судьба Иоанна была печальна. Он выступил против тетрарха Галилеи и Переи — Ирода Антипы, обвиняя его в незаконном, с точки зрения Торы, браке с Иродиадой. 

Иродиада была дочкой Аристобула — сына Ирода Великого от брака с Мариамной. Вспыльчивая, честолюбивая, страстная, эта внучка Ирода I (Иродиада) ненавидела культ Яхве и презирала его предписания. Она была выдана замуж, вероятно, против своей воли, за своего дядю Ирода, сына Мариамны II, лишенного Иродом Великим наследства. Примус и Секундус считают, что этим дядей Иродиады был Филипп, но это, вероятно, ошибка, ибо женой тетрарха Филиппа была Саломея, дочь Иродиады. Иродиаду смущало подчиненное положение своего первого мужа относительно других членов семьи Иродов; она хотела властвовать во что бы то ни стало. Ирод Антипа, сын Ирода Великого от брака с Мальфисой (Мальфакой), был тем орудием, которое она избрала. Этот слабый человек обещал на ней жениться и развестись со своей первой женой, дочерью Ареты (Хареты), царя Петры и эмира соседних с Переей племен. Арабская принцесса, узнав об этом плане, решила бежать и, скрывая свои намерения, притворилась, что хочет совершить путешествие в Махер, в землю своего отца, куда она и направилась в сопровождении военачальников Антипы. Махер представлял собой крепость, построенную Александром Македонским и восстановленную Иродом I. Она находилась к востоку от Ям hа-Араба (Мертвого моря) и возвышалась над его уровнем на 1120 метров (в настоящее время это Мукавер — в 37 километрах к юго-востоку от Иерусалима). Махер находился как раз на рубеже земель Ареты и Антипы, во время бегства арабской принцессы он был во владении Ареты. И эмир, предуведомленный о плане Антипы, устроил бегство дочери и препроводил ее в Петру. 

Тогда совершился кровосмесительный союз Антипы с Иродиадой. Инцест порицался Торой, и Иоанн был лишь отголоском всеобщего мнения набожных евреев. Но Антипа велел арестовать именно Крестителя и заточить его в крепость Махер, которой он, вероятно, завладел после бегства дочери Ареты. 

Иосиф Флавий приводит другую мотивировку ареста и казни Иоанна, которая выглядит более правдоподобно: «Так как многие стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души, Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на массу не повело к каким-либо осложнениям. Поэтому тетрарх предпочел предупредить это, схватив Иоанна и казнив его раньше, чем пришлось бы раскаяться, когда будет уже поздно». 

В Иудее прокуратор, по-видимому, не тревожил Иоанна, но в Перее, по ту сторону Иордана, Креститель оказался во владениях Антипы; и этот тиран, испуганный религиозным энтузиазмом народа, решил погубить проповедника, тем более что ко всему этому прибавилась и личная обида Антипы на обличения Иоанна. 

Заточение Крестителя было достаточно продолжительным, и он в темнице сохранял достаточную свободу действий, ибо на Востоке заключенные, с веригами на ногах, содержались у всех на виду во дворе или в открытых помещениях и могли разговаривать со всеми прохожими. 

Существует легенда, что Антипа долго не решался казнить Иоанна — или из-за страха перед народом, или из уважения к проповеднику. И вот Саломея, дочь Иродиады от первого брака, в день рождения Ирода Антипы танцевала перед тетрархом, и тот, разомлев от восхищения, пообещал исполнить любое ее желание. Саломея, по наущению матери, попросила «на блюде голову Иоанна Крестителя», и Ирод был вынужден казнить проповедника. С исторической точки зрения эта легенда весьма сомнительна. 

Ученики Иоанна получили тело учителя и похоронили его. Христианская мифология утверждает, что они взяли себе на память кисть учителя, хотя, конечно, этого не могло быть, ибо евреи считали мощи нечистыми. Крестоносцы, грабя Константинополь, похитили множество реликвий, в том числе целых две(!) «головы Иоанна Крестителя», которые теперь хранятся в двух французских храмах: в Суассоне и в Амьене. (Не следует забывать и о третьей(!!) его голове, хранящейся в мечети Омейядов в Дамаске, и о четвёртой(!!!), найденной недавно в Вади Харар). Когда потом Константинополь завоевали турки, султан поместил в свою сокровищницу другие «мощи Иоанна»: ладонь и осколок черепа (какого из них?). 

Народ помнил и почитал Иоанна. Когда в 30-х годах Арета напал на Антипу, чтобы вновь завладеть Махером и отомстить за бесчестие дочери, и совершенно разбил его, то поражение это было сочтено среди иудеев, как наказание за казнь Иоанна. 

Йоханан hамтаббэль явился своего рода посредником между кумранским учением и теми проповедями, которые были адресованы более широким массам. Можно предположить, что Иоанн отказался от строгой замкнутости кумранской общины и перешел к открытым проповедям, за что и поплатился жизнью. 

Религиозная школа Иоанна не умерла со своим основателем, она прошла некоторое время отдельно от школы Иисуса — и вначале в добром согласии с ней. Несколько лет спустя после смерти обоих наставников, люди еще очищались омовением Иоанна; иные принадлежали одновременно к обеим школам — например, Аполлос Александрийский и многие из христиан Эфеса. 

Так Иосиф Флавий около 53 н.э. года пошел в школу аскета по имени Баннус, представлявшего большое сходство с Иоанном. Есть мнение, что этот Баннус тождествен с Бунаем, которого Талмуд причисляет к ученикам Иисуса. Этот старец Баннус жил в пустыне, одевался в древесные листья или кору, питался растениями и дикими плодами, днем и ночью погружался в холодную воду «освящения ради» — эти два слова у Иосифа те же, которые он употребляет в адрес Иоанна Крестителя. 

Позже, к концу I века, баптизм очутился в борьбе с христианством. Религиозная школа мандеев, последователи которой и ныне существуют в Южном Ираке, считает себя продолжателем учения Иоанна Крестителя. У них существует свое Священное писание, в котором Иоанн выставлен истинным пророком, а Иисус — лжепророком, изменившим своему Учителю Иоанну и предав веру, в которую тот его крестил, когда-то в водах Иордана… 

Можно ли после всего этого считать Иисуса вероотступником? Конечно же нет. Во первых, всем нам, людям современного мира, нужно осознавать чёткую разницу между верой и религией. Вера — это то, что всех нас объединяет! Мы все верим в существование Создателя и в свою бессмертную жизнь. Религии — это то, что всех нас разъединяет! Потому что религия — это способ выказывания своей веры с помощью определённой обрядовости. Вера дана нам от бога, а религии — придуманы людьми. И за строгим соблюдение канонов той или иной религии строго следят её руководители — религиозные чиновники. Опасаясь потерять паству, они готовы объявить неверующими всех, кто придерживается иных культов. Оттого и кровь, оттого и горе во все периоды человеческой истории: от инквизиции и крестовых походов, до современного газавата. 

И веры в Создателя Иисус никогда не предавал, будучи его сыном, как и каждый из нас. Вот за эту веру, а не за своё учение и пошёл он на Голгофу… 

А во вторых, в свои «потаённые годы», когда Иисус ходил за мудростью в гималайскую обитель Великих Учителей, он получил там новое Учение, которое нужно было донести людям. Учение, что соответствовало новому историческому этапу в развитии человеческой цивилизации. 

Иисус знал, что люди из множества разрозненный религиозных сект давно ждут Мессию, который принесёт им это Учение. Но оно не должно было отвергать всё лучшее, что было наработано веками в прежних религиозных традициях. Вот потому-то и принял он прежнее «религиозное знамя» из рук Иоанна, крестившись у него в водах Иордана. Принял, чтобы получить право на грядущую реформу религии, право на доверие от многочисленной паствы, с верой и надеждой ожидавшей Спасителя. 

И не его вина в том, что человечество в очередной раз выхолостило веру из новой религии, превратив её в институт самоуправления. Борьба за паству и религиозные портфели никак не даёт нашим духовным отцам договориться между собой. А значит кровь и горе не оставят нас в ближайшем будущем. И не оставят до тех пор, пока не явиться Тот, кто вернёт наше заблудшее стадо в лоно будущей единой религии. 

автор Александр Редько