В горах Сихотэ-Алиня | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

В горах Сихотэ-Алиня

Кто не зачитывался в детстве Арсеньевым? Затаив дыхание, следовал таежными тропами за ним и его верным проводником Дерсу Узала. Карабкался на горные хребты, продирался сквозь лесную чащу, вздрагивал от рыка амурского тигра и перекатывал во рту это странное слово «Сихотэ-Алинь». 

Сихотэ-Алинь - горный хребет на самом юге Дальнего Востока. В его восточной и центральной части находится Сихотэ-Алинский заповедник - уникальная и живописная территория, где живет единственная в мире устойчивая популяция амурского тигра. До сих пор мало кто может похвастаться, что был на Сихотэ-Алине - путь в заповедник труднодоступен и причудлив, как и рельеф его хребтов. Девять часов самолета например из Москвы во Владивосток, и четырнадцать часов рейсового автобуса до поселка Терней - путешествие для сильных духом. Поэтому в интернете практически нет отчетов путешественников, посетивших Сихотэ-Алинь. 

Места здесь необыкновенные - это и побережье Японского моря, которое сторожат удивительные скалы-кекуры.

И горные хребты, и дремучие леса, и дикие водопады, и речные пороги.

Здесь бок о бок ходят амурские тигры и гималайские медведи, соболи, кабарги и кабаны.

Кедровые леса, елово-пихтовая тайга, заросли кедрового странника - Арсеньев называл могучую уссурийскую тайгу «великим лесом». Здесь сохранился древний реликтовый лес, который рос в этих местах двадцать миллионов лет назад: маньчжурский орех, амурский бархат, остроконечный тис…

Изначально заповедник создавался, чтобы сохранить популяцию соболя, но сегодня здесь охраняют амурского тигра. В сороковых годах последние полосатые кошки укрылись в горах Сихотэ-Алиня, где их безжалостно отстреливали браконьеры. Сразу после войны тигров принялись охранять: за убитого зверя давали пять лет лагерей. Так популяция амурских тигров восстановилась и сегодня по Приморью гуляют около пятиста великолепных зверей. Ученые говорят, чтобы полностью восстановить популяцию, тигров должно быть около семиста. Но тогда другие ученые спорят, что больше тигров, чем сейчас, тайга не прокормит: ведь чтобы прокормиться, тигр убивает минимум одного крупного изюбра в неделю, или от шестидесяти в год. Этим же занимаются и охотники, и в тайге просто нет такого количества копытных.

Со времен Арсеньева уссурийская тайга почти не изменилась - все та же первобытная чаща, по которой продирался легендарный исследователь со своим проводником. Мох глушит следы, лес смыкается над головой, и кажется, что мира за пределами тайги нет. Лес становится живым, а путник вдруг открывает в себе дух первобытного охотника. Пружинит шаг по мху и настораживает слух. Отличает крик изюбря от рыка тигра. Увидев тигра, тихо шепчет «амба», как шептал Дерсу Узала. Так нанайцы переиначили китайское «амбань», что означало высокого чиновника. Впрочем, тигра увидеть невозможно, если он сам того не захочет - можно только расставлять фотоловушки и ждать.

Побережье Японского моря впечатляет не меньше дикой тайги - оно изрезано бухтами, которые стерегут столбовидные скалы-кекуры. Самые причудливые из них столпились в бухте Дубовой - в виде арки, в виде взметнувшегося китового хвоста, огромным носорогом, выходящим из воды….В скалистых бухтах Приморья открывается простор для фантазии. Фотографы упражняются в ракурсах. Море привычно грызет подножия скал. Волнами расходятся сопки. Розовым цветом цветет крупный шиповник.

А вот бухта Голубичная, куда по высокой морской террасе проложили экологическую тропу с фантастическими видами на кекуры. Экологической тропой пользуются и животные - об это дерево чесал спину кабан и оставил налипшую на смолу щетину. В густой траве мелькнул череп изюбра - остаток ужина тигра.  Здесь все по-настоящему, в Сихотэ-Алине, и кажется, вот-вот на тропу выйдет Дерсу Узала. Уставится на путника с хитрым прищуром: «Все давно помирай. Оспа все люди кончай. Теперь моя один остался». 

Возле бухты Голубичной притаилось Голубичное озеро, некогда океанская лагуна. Идеальную дугу песчаной бухты отделяет от озера полоса зеленого ковра и получается пейзаж Приморья, который можно встретить на фотообоях. Осенью тундра вспыхивает багряным, лес одевается в золото, полыхает рыжими пятнами, словно промелькнул лисий хвост. Пожалуй, если выбирать, когда путешествовать в Приморье, надо выбирать осень - здесь она так пронзительно живописна, что пульс трепещет как чайка на встречном ветру.

Все великолепие Сихотэ-Алиня хорошо бы увидеть с высоты полета белохвостого орлана или, как минимум, с Лысой горы. 900 живописных метров над уровнем моря по папоротникам, мхам и камням, продираясь через кедрач, чтобы наверху увидеть море. Море извилистых хребтов и округлых сопок, убегающих за горизонт. Изрезанные бухтами берега Японского моря. Зеленое море тайги. 

Вглядываясь в скалы урочища Абрек, понимаешь, как создавался мир на примере  Сихотэ-Алиня: эти скалы похожи на слоеный пирог из разных геологических пород и цветов. Раскаленная магма плавила горную породу и смешивалась с ней в необычных и ярких сочетаниях. Еще больше красок добавляет лишайник калофала изящная, и скалы кажутся залитыми оранжевым светом. 

По слоеным скалам карабкаются амурские горалы - исключительно редкие горные козы из красной книги. На берегу греются ларги - пятнистые тюлени с умильными мордами. На берегу живописно разбросана морская капуста ламинария, из которой проводники виртуозно готовят туристам вкусный салат. С запахом йода, приправленный морем и романтикой первопроходцев. Жаль, что путешественников в Сихотэ Алине отчаянно мало… Или не жаль - вся дикость, заповедность и первозданность достанется тем, кто найдет в себе силы на длинный перелет, отважный джипинг, поездки по бездорожью и прогулки по таежной экологической тропе.