От А до а. Вокруг Аконкагуа | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

От А до а. Вокруг Аконкагуа

-----
Гора Аконкагуа - самая высокая вершина за пределами Азии. 6962 метра. Если бы аргентинцы смогли, они бы построили башню в 38 метров вышиной. Но пока это "почти" семь тысяч. Аконкагуа входит в проект "семь вершин" - семь самых высоких гор на каждом континенте (Эверест, Аконкагуа, Маккинли, Килиманджаро, Эльбрус, массив Вильсона, Косцюшко). Туда отправляются сотни маньяков, желающих поставить "галочку". Гора простая, если не считать убийственной высоты и мощнейшего ветра. Никаких особых альпинистских навыков она не требует. У каждого из восходителей в глазах "неудержимая воля к победе".

-----

Сначала я искала компанию. В России и вне. Хотелось пойти на соседнюю гору, пик Мерседарио. Тоже простой, тоже очень высокий, ещё более прекрасный и совершенно безлюдный. Я даже нашла попутчиков, одного в США, второго в Бельгии, но они обламывались один за другим. С москвичами чуть-чуть не совпала по срокам.
Я побаивалась идти в одиночку. Аконкагуа, с её "толпами" (в верхних лагерях было до 50 человек) вполне устраивала. Одиночество на тропе обеспечить несложно, достаточно выйти на час раньше других. Зато безопасность выше, да и не скучно. Люди охотно общаются.

----
На гору есть несколько маршрутов. Normal route, по которому идёт 75%. Старт с пустынной и скучной долины, короткий набор из крупного базового лагеря и путь назад по тому же маршруту.
Польский ледник - техничный маршрут, по которому идёт меньшинство. Фальшивый польский ледник, по которому идут те, кто хочет хоть немного помахать ледорубом, но не готов идти по техничному маршруту. И Аконкагуа-360, простой маршрут, выводящий на верхние лагеря Normal route. Три последних маршрута начинаются в другой, зелёной и живописной, долине. Считается, что они требуют больше времени. На самом деле, это не так. Времени требует не маршрут, а акклиматизация - привыкание к высоте.
Я выбрала путь вокруг - 360 градусов. Решила, что красивый маршрут - это самое главное. Я не загадывала, удастся ли залезть на вершину. Но мне хотелось, чтобы даже если я не взойду, не было бы гадкого чувства неудачи.

Заброска
Утром - перелёт в Мендозу из локального аэропорта Ньюберри. Английский встречается всё реже. Кофе и круассан - классический завтрак. Казалось бы, чего можно ожидать в аэропорту? Но булочка точно такая как положено, не пересушенная и не жирная. А кофе... "в европе не растёт кофе" (с) Даже ординарный напиток в забегаловке сделает честь любому московскому "кофеину".
NB. Бронировала LAN из Москвы, через банк Авангард. На месте никаких проблем.
Объясняясь с таксистом, проявила чудеса лингвистики. Write! Ecrit!... Escribe! Ошиблась, конечно. Escriba. Испанский я учила ровно три месяца, по самоучителю и аудиокурсу.
Здесь особый тип лица. Средиземноморский? Латинский? Женщины худые и (на мой вкус) симпатичные. Ярких красавиц мало, но глазу приятно. Очень мало косметики, причём не только макияжа, но и для волос и для кожи лица. Видно, что женщина умыта, причёсана, опрятно одета. И хватит того. Мужчины имеют здоровый цвет лица, но (на мой вкус) в их внешности многовато "мачизма".
В Мендозе нужно было успеть получить пермит (разрешение на вход в Национальный Парк), купить газ и зажигалки и докупить еду. Самолёт прилетал в 9.00, а последний автобус в горы уходил в 15.30. Мне повезло - небо было покрыто облаками, и жара не изматывала меня, пока я бегала по городу.
NB. Бумаги я распечатала в Москве, с сайта нацпарка. Это ускорило и упростило процесс.
Билет до Пенитентеса, стартовой точки, стоит около 7 долларов, ехать 4 часа в удобном автобусе. Вылезла в Пенитентесе, остановилась в гостинице справа от дороги. Слева - тоже гостиница и неработающий летом бугель.
Вечером в компании с поляками лакомились дыней, тут самый сезон. Для меня основная забота - это навесить всё на рюкзак. В результате, снаружи пара ковриков с одной стороны, с другой - штурмовой рюкзак с палаткой внутри, сзади болтаются ботинки. На поясе - фотоаппарат, на лямке - GPS. Это - не худший вариант. В горах я видела "андиниста" с огромным блестящим чайником, привязанным сзади. Чужие звёзды меня не смущают. Смущает, что нет запахов и ночных насекомых. Ни цветов, ни насекомых.

По долине реки Лас Вакас
Симпатичный парень из местной турфирмы подбросил меня до Пунта Де Вакас, отсюда начинается маршрут. Рюкзак весит почти половину меня - 29.8 (я - 61). Это вызывает у окружающих интерес, они готовы делать ставки, сколько я продержусь. Рейнджер на контрольном посту пытается понять, насколько я сумасшедшая. Нет ни мужа, ни хотя бы мула. Приходится перестать шутить и объяснить, что во-первых, я не упёртая, а во-вторых, в России многие так ходят.
Первый и второй час я шла и думала, что есть ещё порох в пороховом погребе. Потом наступил полдень (солнце к северу), стало жарко. Рюкзак я переваливала то на плечи, то на пояс - не помогало. Плюс стала чувствоваться высота. Через 4 часа я легла на камень и решила, что 20 минут сна ещё никому не вредили. Хребты говорили мне, что я прошла большую часть, но нарисованные на карте реки обещали ещё 4 часа в том же духе. (карта врала по части притоков) Мимо шли какие-то дохлые мужики, им было дурственно, несмотря на небольшие рюкзаки и накачанные мышцы. Их гид сказал, что осталось недолго, это совсем-было меня окрылило. Но тут явились мулетёры (погонщики мулов) и осведомились, не передумала ли я совершать подвиг. За 100 песо рюкзак доехал до первого лагеря, Pampa de Leñas. (ходовое время 5.5 часов) Тропа живописная, отменного качества. Из фауны - толстые зелёные ящерицы и жёлтые птички. Мулы гадят мало (после Непала я обращаю внимание на такие вещи), а люди и вовсе не мусорят. Горы красивые, настоящие, точно такие, как я себе намечтала. "Ходовое время" на карте рассчитано на задохликов.
В Pampa de Leñas заказала себе мулов до верхнего лагеря на испанском. Да-да, мне хватило моих незначительных познаний. Лагерь - около 40 палаток, чистый. Питьевая вода и ...ватерклозет. Не нужник, а настоящий, с унитазом. Прямо над лагерем - сыпухи. Очень надеюсь, что в те 3 недели, пока я тут, не будет землетрясений.
Голова болит, пульс частит, есть не хочется. Может, перегрелась? Вечером быстро холодает. Все наряжаются в жилетки и свитера любимых фирм. Одежда, не запылённая ещё, смотрится нарядно, будто на ярмарке. Люди ходят к соседним группам общаться, получается прекрасная многоязыкая тусовка. Пришли соседи, и гид устроил шоу: он учил 15 человек ставить палатки. Это не совсем тривиально - каждая палатка имеет 4 дуги плюс одну "тамбурную". Экспедиции живут с размахом: складная мебель и арбузы на обед.
Утром солнце долго-долго не освещает лагерь. Мне приходится ждать мулов, я брожу с досадой и смотрю на уходящих. Идти легко, то по осыпи, то по разливу русла. Неспешно дошла до следующего лагеря (5 часов), поставила палатку и пошла прогуляться вверх по соседнему хребту. Спугнула большущего андинского зайца, если это был заяц. Уши у него были длинные, как положено, а ноги и рост как у косули. Бегал быстро.
Из других зверей - люди и мулы. Мул имеет лошадиную стать и ослинные уши. Издаёт жалобный рёв, но не совсем ослинный, а такой, что хочется пойти, оказать ему первую медицинскую помощь.
На утро намечен старт в 7, но уже в 5.30 вокруг начинают топать и хрустеть палатками. Мужественно кутаюсь в спальник, мне ещё рано вставать. Но утро всё равно наступает, я выхожу и почти сразу оставляю попутчиков позади - они переобуваются после брода. Обещанный километр набора не внушает мне доверия. Но прохладно и хорошо идти. Заворот за осыпной холм и - ву-а-ля- Plaza Argentina, базовый лагерь (4300), столица здешних мест. (ходовое время - 4,5 часа)
Иду к местным рейнджерам, ставить отметку в пермите. Объясняю, что не рвусь на вершину, что главная цель - обойти вокруг горы, что лучше 7 раз не поднимусь, чем 1 не спущусь. Спасатель, его зовут Федерик, проникается ко мне уважением и тёплыми чувствами и готов даже лично сводить меня в душ. Хорошо быть симпатичной девушкой.
От душа отказалась, заплатила за кемпинг и ушла гулять. Спустилась. А-а-а-а! у меня горняшка! Вспоминаю фото, где мой муж в аналогичном положении медленно и печально с зелёным лицом ходит по склону. Беру палки, делаю зелёное лицо и иду гулять.

На одном месте
С утра нет и мысли куда-то бежать. Пью чай с поляками, они немного говорят по-русски. Зовут с собой через польский ледник. Ну уж нет, они слишком быстро набирают высоту, а я вовсе не хочу покататься на эвакуационном вертолёте. Тем более, что правила игры просты: забирают только тушку, снаряжение остаётся. Тут ходит одинокий бедолага; они с товарищем залезли на 5000, там одного накрыло. Теперь второй пытается распродать снаряжение.
Местный медик велел сидеть тихо и наливаться чаем. Я покорно валяюсь на солнышке и читаю книжки. Днёвка в хорошую погоду в хорошей компании - отличное дело!
В принципе, на Plaza Argentina можно стоять бесплатно: к востоку чуть вниз течёт ручей. Но тогда все "отходы жизнедеятельности" придётся таскать с собой в специальном пакетике "для этого дела".
К вечеру на востоке взгромоздилась гора облаков. ночью это было потрясающее зрелище: полное небо звёзд, яркая луна и туча, словно гигантский шатёр, освещаемая каждые 10 секунд изнутри молниями. Никакого грома - не долетает через хребет.
Утром иду наверх, относить "заброску" (часть моего снаряжения и продуктов). Через 40 минут соскальзываю вниз по осыпи. Осматриваюсь - синяк и ссадина. Сижу, ранку бинтую, мимо группа американцев идёт. Гид впереди, гид сзади. Суровые такие, со шлемами, с ледорубами и в пластиковых ботинках. По осыпям. В плюс 20. И в ближайшие 3 дня никаких снежников и ледников им не грозит. В общем, не люди - кремни. Лёгкие треккинги были бы гораздо уместнее, а в какое место они собирались втыкать ледоруб, я и вовсе не пойму.
Тропа идёт по осыпи, сначала довольно резко набирает, потом выполаживается среди красивых проталин, а затем делает финальный взлёт к лагерю (4900). На последнем взлёте не надо уходить на грязный снежник направо, он подтаивает под солнцем, и вполне можно сколько-нибудь провалиться. В лагере провожу час, мне там вовсе не прекрасно. Я мало ем. Это хорошо отражается на фигуре, но плохо - на моём рюкзаке, он почти не убывает.
До полуночи у какой-то из компаний дискотека. Я понимаю, что в кемпинах так бывает, но стоять лучше подальше от стационарных больших палаток.
Утром долго валяюсь в спальнике. Снова днёвка. "Акклиматизация" - это слово мне ужасно надоело, но без неё я никуда не сдвинусь. Из 3 кусочков тряпочки, взятых в ремнабор для заплаток, сшиваю себе российский флаг. Он нужен для того, чтобы земляки, буде таковые появятся, могли меня заметить. Получилось патриотичненько. У шведов - жёлтый крест, у поляков - расплющенный орёл, а у меня маленький гордый флажок на запасном колене для дуги. Можно порадоваться. Флаг - хорошая идея для путешествий "за пределами необъятной".
Переставила палатку. Придя, я выбрала хорошее место за ветрозащитной стенкой, но в низине. Небо обещает полное отсутствие дожлей ближайшие лет 50, но, чем чёрт не шутит. В низинке, если что, будет бассейн, а горы есть горы. В новом месте построила очажок и обжилась лучше прежнего.
Флаг привлекает гостей. Сначала пришёл Федерик (местный рейнджер), потом двое северных ирландцев, Эмен и кто-то на Х. С удовольствием обсудили пиво, борьбу за освобождение и горный туризм. Эмен много путешествовал, был в Африке, на Килиманджаро, хотел бы взойти на Эверест. После обеда сходили с ним в радиалку на соседнюю горочку. С вершины - вид на соседний распадок и горы с витиеватой раскраской. Ветер и чувство полёта.
Пришли минчане, 2 доктора физ-мат наук, один снежный барс, дедок 60-65 лет, и ещё один, тоже очень крутой. Мужики с "нашими" рюкзаками, по 120 литров. Тут с такими не ходят. Больше принято навешивать со всех сторон. Меня накормили супом и, главное, чесноком. За чеснок я готова была отдать полцарства и девичью честь, но ограничилась шоколадом и сублиматами.

Лагерная жизнь
Спозаранок выхожу в первый высотный лагерь. Иду очень медленно, еле переставляю ноги, но дохожу за 3.5 часа. Короткий ходовой день меня смущает. Может быть, у альпинистов так принято, но мне ощутимо не хватает ни часов, ни километров. Сколько-то я "догуливаю" по окрестностям, но не очень много. Вверх не уйдёшь, внизу я уже была, а вбок тоже не всегда проберёшься. В одиночку заметное время тратится на бивуак. Поставить палатку, растянуть ветровые оттяжки, сготовить еду, прибраться. Не бог весть, какой труд, но обязательная деятельность.
Подваливают минчане с горой еды - у них цель не похудеть. Когда они уходят, я испытываю небольшое облегчение. Во-первых, я хотела бы чуть больше одиночества. А во-вторых, я смущаюсь - они слишком крутые, и в туризме, и по жизни. Доктора физмат, всё такое. Лагерь 1 (он так называется) на высоте 4850. Обычно палатки приходится ставить на снег, но я путешествую в конце жаркого лета, и снежные стоянки начинаются ближе к 6000. Стоит около 30 палаток, вода стекает из игольчатого ледника.
Тут не Европа, ходят не парами, но поиски тщетны, спрятаться попросту негде. Мужчинам ещё куда ни шло, а женщинам я рекомендовала бы pee-bottle. Экспедиции строят специальные стеночки из камней, куда можно уединиться, так чтобы торчала только верхняя часть тела. Правила национального парка жёстко требуют, чтобы туристы использовали shit-bag - пакет для испражнений. Коммерческие туристы так и поступают, но заставить "неорганизованного" путешественника что-то убрать невозможно. Так всё и лежит до весны, ничего не поделаешь.
Светит солнце, но из-за ветра холодно. Ночью и вовсе минус 5.
Часам к 2 подваливает много народу, но места под палатки всё равно есть. Перед последним "взлётом", на высоте 4600, есть так же ровные площадки, даже с ветрозащитными стенками. Кроме того, люди стоят в 50 метрах выше.
Ночью снова была гроза за хребтом. Дул сильный ветер, светила полная луна. Сообразила, что нужно оставлять побольше дырку в палатке для дыхания. Иначе можно слегка угореть.
Утром долго валялась в тёплом спальнике, спешить некуда. Тропа к лагерю Гуанако (он же лагерь 3) набирает упорно, но плавно, особенно если не срезать, а идти по серпантину. Там, на высоте 5300, уже гораздо меньше ровного места, а кое-где за ветрозащитной стенкой прячется промоина. Идти 3 часа (если медленно). Знакомлюсь с симпатичной парой из Германии. Ребята путешествуют по Южной Америке уже 4 месяца, никуда не торопятся, ни перед кем не хвастаются. У них, кстати, своеобразный рекорд - палатка с 2 дугами. На фоне тутошних, рассчитанных на юпитерианские штормы, смотрится хило, но грозу на пике Валеситос выдержала достойно. Оставила заброску. По пути назад заметила красивое серное озеро - жёлтые берега. Увлекла за собой американцев: они собирались "срезать" на спуске, но моя идея щадить коленки и не выигрывать полчаса им понравилась.
Прихожу - на месте, которое занимали минчане, стоит палатка. Иду к гиду, чтобы понять, что происходит. "Мы палатки не передвигаем, но на места, где лежат сумки, ставимся без зазрения совести". Было бы что зазревать! Замечу, что заброску все оставляют спокойно. Никому не приходит в голову, что мешок могут распотрошить и что-то украсть. Таких случаев не бывало.
Сосед-американец, с которым мы приятно протрепались около часу, взял с собой книгу в 1200 страниц. Прочитанные листы он уничтожает. Приходит соседский гид со спутниковым телефоном. Впереди два дня хорошей погоды, а потом всё плохо. Это помогает мне определиться. Если намечать восхождение, то оно аккурат придётся на снегопад и грозу на вершине. Прибавим туда отсутствие попутчиков, не лучшую акклиматизацию и сделаем простой вывод - на фиг.
Ветер репетирует шторм.
9 февраля. Снова лагерь Гуанако (5300). Ставлюсь, растягиваюсь. В двух метрах от меня - палатка американцев из коммерческой группы. Три кабана валяются в палатке и матерятся. Вечером стали мыть мне кости, может, думали, что я не понимаю. "Если бы она была моей женой, я бы развелся". Хрен-та. Ты бы умер от отравления грибами или от удара сковородой (если б отказался есть грибы). Впрочем, рожа моя страшна - всё распухло и потрескалось, обгорело и засохло. Эти америкосы мне не нравятся. Понтов много, но все дешёвые.
После обеда решила прогуляться наверх, забросить часть вещей, облегчить себе работу на завтра. От Гуанако до Колеры - 2 км по горизонтали и 650 м. по вертикали. Я не дошла немного, кинула мешок за камушек. Тропа, в основном, не крутая, но без передышки набирает вверх. Местами - снежники, снег держит. Я думаю, что чаще всего весь склон заснежен, но прост.
Меня уговаривают лезть наверх, на вершину, мол всё равно всё снаряжение с собой. Ага. Пурга и шторм в последней трети подъёма, на спуске и на 2-3 дня после. Что-то не привлекает.
Соседние горы в дымке, холодно. Бутылка с водой замерзает. А что будет ночью?

Рабочий день
Ночью мне было так хорошо в двух спальниках, что я провалялась до 7.40, то есть до первых лучей солнца. Этот день должен был стать ключевым, и, возможно, самым сложным. Никакого адреналина перед стартом, никаких угрызений совести - только солнышко на небе и в мыслях. За 2.5 часа дохожу до заброски, и рюкзак из "приличного" становится "тяжеловат". Скорость падает, шаг-вдох, шаг-выдох. Солнышко в голове.
На склоне щепки белого кварца, они блестят, будто утренний иней. Суровые камни на верху похожи на стену с затейливыми несимметричными зубцами, но они прикрывают не замок, а лагерь Колера. Хорошо, что прикрывают. Лагерь грязный. Сильно воняет мочой и тухлятиной. Объедки, отбросы. Рядом с Холерой - аккуратный "домик", спасательный приют Елена. Чтобы в него войти, нужно сорвать замок, внутри - рация для вызова спасателей. Всем специально выдают памятку, в которой растолковывают: "пользуйтесь приютом только если вам пришёл трындец. Если вы вошли в домик елена, значит всё настолько плохо, что Вы больше никуда не пойдёте и вам нужен вертолёт. Иначе мы вас оштрафуем на большие деньги". Приют защищён от ветра скалами и выглядит надёжно. Отхожу к бывшему лагерю "Берлин", там ещё грязнее и зловонней, но никто более не стоит.
Галочку всё-таки ставить надо, залезаю вверх до высоты 6000. Начинаю спуск. Возле Нидо де Кондорес - высотный скелет мула. Что это бедное животное делало на 5700 - не знаю. Может быть, его завозили на вертолёте, чтобы проверить, бывает ли у мулов горняшка? Лагерь почище верхних, продувается, много мест под палатки. Есть пост спасателей и вертолётная площадка. Времени 2 часа дня, и, в кои веки, я могу себе позволить идти дальше. Перекусываю и начинаю свал вниз, надеясь на хорошую тропу и серпантин. Как бы не так. Вниз ведёт "лифт" - почти прямой спуск по осыпи. Просвистываю мимо лагеря "Аляска" (5400, чистый, вода в снежнике). Лагерь Канада оставляю сбоку. Ноги начинают дрожать - надо было искать более извилистый путь. 1600 метров сброса - это омерзительно много. К Plaza de Mulas подваливаю на полусогнутых после 6 вечера.
Здесь много теплее, чем наверху, но 4300 - это не уровень моря, до футболки не разденешься. Арендую место под палатку, сортир и воду, здесь это обязательно (в Plaza Argentina - нет). Лагерь раза в 3 больше, чем Plaza Argentina.Чистый, если не считать следов пищеварения мулов по всему лагерю, впрочем не обильных. Есть душевые, едальни, можно арендовать место для сна, мулов, носильщиков. Площадки для игры в мяч, палатки турфирм, в том числе, Альпиндустрии. Иду к рейнджерам. Они на удивление плохо говорят по-английски. У меня проверяют наличие sheet-bag-а и велят выкинуть в бочку. Хорошо, хоть не надо его развязывать. Эти бочки вывозят потом вертолётами, прицепив на трос. От днёвки с горой Bonete отказываюсь, PdM напоминает мне курорт, но без воды и без зелени. Каменистая долина, пара озёр с зелёной водой, одно - с глинистой. Локальный ледник для развлечения и тренировки. Жить можно, но без удовольствия.
Рядом со мной - давешние поляки, успешно взошедшие через Польский ледник.
Около 8 вечера на дороге появилась печальная группа: 2 рейнджеров вели пострадавшую под руки, а двое сзади страховали её какой-то вожжой, чтобы не упала. Дама передвигала ноги, но видно было, что ей очень плохо. Свели в медпункт, через 1.5 часа прилетел вертолёт, увёз в госпиталь. Однако! Служба спасения реально работает. Сколько я понимаю, основная проблема - тяжёлые случаи горной болезни, вплоть до отёков мозга или лёгких. На втором месте - травмы. Стоимость пермита высока, но "страховка", которую он обеспечивает, вполне достойная.

Концовка
Сразу за Плаза де Мулас - резкий спуск. Интересно посмотреть, как его преодолевают одноименные мулы с кладью. Дальше тропа идёт по безотрадной местности, похожий на карьер по добыче щебня. Пару раз (через 4 и через 6 км) встречаю "питьевые" ручьи. Боюсь, что эти орографические сведения бесполезны. В следующем году эти ручьи могут оказаться в другом месте, оказаться не питьевыми или вовсе не оказаться. В местечке Педро Ибанез (сеньоры гусары, молчать!) встречаю группу с "ижевскими" ковриками. Смело здороваюсь по-русски. Меня угощают свежим хлебом, я, оказывается, по нему соскучилась. Пока сибаритствую на солнышке, к руслу реки подходит лама (хотя может быть, она вовсе и не лама, а гуанако какое-нибудь), чтобы искупаться в глинистой воде.
От Педро Ибанеза до лагеря Конфлюэнца (это же лучше, чем Холера, правда?) тянутся унылые разливы реки, и только разноцветные горы по сторонам ненадолго развлекают взгляд.
Ходовое время подходит к 8 часам, и я начинаю думать, что, наверное, я уже прошла все лагеря и скоро впаду в Тихий океан. Сверху собирается предсказанный "небольшой шторм". Спрашиваю у очередного обгоняющего меня туриста:
- Do you know how far is Confluencia?
- No. Чёрт его знает.
- О, так Вы русский?
- Да. А Вы одна? Тут ещё одна девушка в одиночку ходит. Рита.
- ... вообще-то, Рита - это я.
Мы вглядываемся друг в друга. В Москве мы обговаривали, что могли бы пойти вместе, встречались за чашкой кофе. Чуть-чуть не сошлись по срокам. Я очень рада видеть Сашу. Сева догнал нас позднее, в Конфлюэнце. Их группа из 3 человек успешно взошла накануне. И не просто взошла, а ещё и поучаствовала в спасработах. Им на голову (в прямом смысле этого слова) свалился австрийский турист. Пострадавший отделался разбитым лицом и чмт и был эвакуирован с вершины с помощью рейнджеров и русских туристов.
За компанию я готова идти куда угодно и даже очень быстро. Сева, Саша и Инга заказывали трансфер от выхода из нацпарка, я "вписываюсь" к ним в маршрутку.
Едем в гночлежку в Пунта-дель-Инка. Там -горячий душ и, кажется, ничего больше не нужно для счастья. В общей столовой сидят гиды и обсуждают гору, мы пьём мате из большой калабасы. Вино дёшево, порции мяса огромны. Вечер субботы, и разговоры за общим столом долго не затихают.
Итого за день 30 километров, из них 20 - с 22 килограммами за спиной.

Автор forum.awd.ru