Непознанная Боливия | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

Непознанная Боливия

    
Боливия… загадочная страна Южной Америки. Сначала ее населяли древние племена индейцев, создавшие впоследствии цивилизацию инков и тиуанако. Потом страну поработили конкистадоры. А уже в 21 веке территорию современного государства освободили от испанского господства войска Симона Боливара. 

Именно в честь него страна была названа Боливией. С тех пор она пережила череду неспокойных и тяжелых военных дней… А какая она сейчас? Об этом рассказал путешественник Александр Вовний. Прошло уже много лет, как он познакомился с Боливией, узнал ее культуру, традиции, язык, но все равно и для него она непрочитанная книга. 

Две столицы — четыре города 

Удивительно, но факт — в Боливии две столицы. Фактическая — Ла-Пас — и официальная — Сукре. Дело в том, что Ла-Пас — это политический, экономический и культурный центр страны, в котором сосредоточена вся деловая жизнь. Он расположен в Андах на высоте около 4000 м в огромной естественной котловине, окруженной крутыми горными склонами. В силу своего «высотного» положения Ла-Пас по праву считается самой высокогорной столицей мира. Хотя это не совсем точно: не стоит забывать о Сукре. 

Примечателен Ла-Пас также тем, что это даже не город в городе, а три города в одном! Он разделяется на верхний, средний и нижний по уровню дохода горожан. На самом верху, где постоянно дует сильный ветер и довольно холодно, живут в основном рабочие и бедные крестьяне. 

Ниже расположился средний город. Условия жизни в нем лучше, да и население состоит уже из людей среднего достатка: служащих, управляющих, представителей творческой интеллигенции. Деловые кварталы и старинные районы, сохранившие очарование колониальных времен, благополучно соседствуют друг с другом. Днем тут шумно, пробки, толпы людей… Но близость рабочих мест и явные преимущества перед жителями верхнего города заставляют терпеть неудобства… 

А уровнем ниже — совсем другая жизнь. Роскошные виллы, чистота, покой — так живут здесь состоятельные люди Ла-Паса. Современные супермаркеты, дорогие кафе и рестораны напоминают Европу. Любопытно, что всего 20 минут езды разделяют верхний и нижний города, но они совершенно не соприкасаются друг с другом, ведь разделены расстоянием куда большим, чем километры… 

С Ла-Пасом связаны и важные исторические события страны. Город назван в честь примирения испанских завоевателей, долго враждовавших между собой: в переводе с испанского «la paz» означает «мир». Однако и в нем постоянно шла война за власть между потомками колонизаторов. Восстания, мятежи, дворцовые перевороты… В результате в 1809 году вспыхнуло восстание против иноземного господства, что стало прологом к войне за независимость испанских колоний в Америке в 1810–1826 годах. Как известно, в 1825 году Ла-Пас был окончательно освобожден войсками генерала Антонио Хосе Сукре. Кстати, в его честь и была названа официальная столица Боливии, что на юге страны… 

Архитектура Сукре, совершенно обычная для колониальных городов, тем не менее довольно своеобразна — «легкая, как перо лебедя». Наверное, потому, что большинство домов покрашены в белый цвет, отчего и называют Сукре «Белым городом». Здесь возникает особое ощущение полета, романтики. 

Известен Сукре еще тем, что в нем представлены практически все ткацкие школы Боливии. В городском музее текстиля собраны наиболее интересные образцы рукоделия. Причем самые дорогие вещи сделаны руками мужчин! Так уж традиционно сложилось: мужчины разрабатывают модели тканей, рисунков, в общем, фантазируют, а женщины очень хорошо за ними повторяют. Вот такая любопытная деталь. 

Привлекают внимание и окрестности города. И прежде всего удивительной скалой. На ней отпечатаны следы динозавров (трехпалые характерные отпечатки мамаши и ее детеныша, а также других небольших динозавров). Когда-то территория Южной Америки была дном океана и поверхностью, по которой ходили динозавры. В результате тектонических подвижек скала, длина которой несколько сот метров, а высота — 150 м, была поднята и поставлена практически вертикально. И теперь можно прикоснуться ладонями к истории динозавров, ощутить дыхание далекого прошлого. 

Что касается прошлого самого Сукре, то он был основан в 1538 году испанским конкистадором Педро де Ансуресом и назван Ла-Плата (исп. la plata ~ «серебро») благодаря залежам серебра, найденным в этом районе. В дальнейшем город пере именовали в Чукисаку (индейск. choque-chaca — «серебряная гора»). 25 мая 1809 года в Чукисаке вспыхнуло восстание, и оно же стало началом борьбы Верхнего Перу (название Боливии в колониальный период) за независимость от Испании. А с (839 года город стал называться Сукре в честь того самого генерала, освободившего Ла-Пас. 

Однако стоит отметить, что не только в истории Сукре, но также соседнего города Потоси, да и в целом всей страны, чуть ли не главную роль сыграло… серебро. 

Серебряные врата ада 

Вероятно, Боливия так и осталась бы малоизвестной страной испанской империи, если бы в 1544 году индеец Диего Уальпа не обнаружил на одной из гор богатейшие выходы серебряной породы — самые крупные из известных в то время. Это событие и определило дальнейший ход истории страны: вплоть до XVIIT века она поставляла Испании средства для ее военных предприятий и сырье для изготовления предметов роскоши. Только за сто лет добычи серебра в Европу вывезли более 16 тысяч тонн благородного металла! А сколько было доставлено контрабандой — никому не известно. Любопытно, что такое огромное количеством серебра давала лишь одна гора — Серро-Рико (Богатая гора). У ее подножия и был основан конкистадорами роскошный и… ужасный Потоси. Это уникальный город в мировой истории. Ведь около 500 лет назад в совершенно пустынной местности на высоте 4200 м появился город, который на протяжении двух столетий успешно конкурировал с такими крупными в то время центрами, как Лондон и Париж. И все благодаря «вратам ада», как когда-то назвал шахты Серро-Рико один монах-доминиканец. Потоси той исторической эпохи давал до 90 % мировой добычи серебра и одно время был самым богатым и роскошным городом в мире. Впрочем, и сейчас поражают воображение старинные улицы, соборы, виллы знати, сохранившие остатки былого величия и красоты. Но эти остатки составляют меньше одного процента всего богатства! И самые интересные вещи выставлены в монетном дворе Потоси. 

…В проектировании города принимали участие известные архитекторы, скульпторы и художники того времени, которых, не жалея на это средств, приглашали из Европы. Но за богатой отделкой зданий, за каждой серебряной вешью стоят десятки тысяч загубленных душ. Испанцы силой заставляли индейцев работать в шахтах и на стройке в невыносимых условиях, где рабочие гибли сотнями. О них забывали и нанимали, а то и сгоняли на правах рабов новых, поэтому сложно назвать даже примерную цифру жертв алчности Испании. 

А сколько жизней унесли землетрясения… Потоси находится в сейсмически активной зоне. Да еще суровый климат пуны — высокогорной пустыни Анд. Более неподходящего места для строительства трудно себе представить, но большие деньги сделали свое дело. 

До сих пор чувствуется скорбь, которая нависла над городом. Не случайно жители Потоси — самые угрюмые и неразговорчивые в Боливии. Но любой потосинец может рассказать душещипательные истории о его родственниках или друзьях. Конечно, где-то преувеличит, где-то присочинит и обязательно коснется «Старика». Тут уж лицо собеседника станет совсем серьезным, ведь речь идет о таинственном покровителе из преисподней. 

Большая часть населения Потоси — это шахтеры и их многочисленные семьи. Жизнь рабочих напрямую зависит от подачек некогда богатой Серро-Рико. Поэтому вот уже более 300 лет среди индейцев существует стойкая вера в Эль-Тио («Старика») — хранителя недр, хозяина горы Серро-Рико. И ни один шахтер не выйдет на работу, не поделившись с ним окурком, кокой или порцией дешевой водки. Посягать на эти подношения нельзя, иначе можно навсегда потеряться в лабиринтах шахт, умереть от неизвестной болезни или стать жертвой несчастного случая… «Старик» жесток, но справедлив: честным и упорным он дает шанс наткнуться на жилу. 

Что породило такой веру, неизвестно. Может быть, ужасные условия труда старателей, постоянное дыхание смерти в затылок или таинственные видения в темноте шахт. 

Мало кто из шахтеров доживает до пенсионного возраста. Многие умирают еще молодыми, например от силикоза (профессиональная легочная болезнь горняков). Конечно, все знают об этом, но продолжают работать, ведь как-то надо кормить семью. Возможно, поэтому союз шахтеров так силен — они всегда готовы прийти на помощь, но с нарушителями законов расправляются жестоко: «случайно» подтолкнули — и… нет человека. Таким образом старатели спокойно сводят счеты, что в их среде считается абсолютно нормальным, хотя для семьи шахтера это трагедия. Роскошный и ужасный Потоси… 

Вся соль Боливии 

«Золотое» время серебра уже прошло, и теперь на смену пришли другие источники дохода. Например, для жителей города Уюни соль — это не только приправа. И причина — в Салар-де-Уюни, или огромном соляном озере. Оно считается самым большим солончаком в мире! Причем его соль пригодна в пишу, поэтому для многих жителей Уюни ее продажа является основным источником дохода. Но каких это стоит трудов! Сначала соль долго собирают: только верхний слой подходит, т. к. глубинные слои, как правило, засорены породой. Затем ее сгребают в большие кучи и просушивают. А потом примерно полдня уходит на погрузку. Только после этого продают. Да и то перекупщики постоянно сбивают цены, отчего грузовик соли может стоить всего несколько долларов. Но люди изо дня в день продолжают так работать. Конечно, не все: кто-то предпочитает пасти лам, выращивая их на шерсть и мясо, но для большинства соль все же остается основным источником дохода. 

В Салар-де-Уюни только некоторые счастливчики смогли достойно устроить свою жизнь. И один из них — индеец кечуа по имени Хосе Луис Кондоли. Раньше он тоже занимался поставкой соли. Видимо, ему это надоело, и тогда он решил соорудить гостиницу из строительного материала, который в изобилии находился у него прямо под ногами, — из соли. На возведение отеля потребовалось девять месяцев кропотливой работы. Прямоугольные блоки вырезали из наиболее толстых слоев соляного панциря Салар-де-Уюни, а раствор делали из смеси молотой соли с водой, которая затвердевала не хуже цемента. Только кровля была из травы и полупрозрачного пластика. Зато пол, стол, стулья и даже кровать, покрытая теплыми шкурами лам, — тоже из соли. На соли спишь, на соли сидишь, по соли ходишь! Хотя, признаться, условия проживания в таком отеле спартанские: нет душа, освещения и обогрева. Последний недостаток особенно ощущается, когда ночью температура на солончаке падает до — 15°С, что происходит довольно часто. Спасают теплые шкуры лам. А электричество заменяют свечи. Они же добавляют романтики солевой экзотике. В таком отеле, естественно, есть и ограничения: соль не отколупывать, ничего не жечь и ходить в туалет в строго отведенное место. Хозяин внимательно следит за чистотой. 

При всем при этом отель не пустует: то и дело сюда приезжают туристы, чтобы провести романтическую ночь на ложе из соли или просто отведать чай в таком экзотичном месте. За последнее время подобных отелей в Салар-де-Уюни появилось несколько. И цены в зависимости от отеля колеблются от 20 до 70 долларов в сутки. 

Вот так в Боливии появился новый способ использования соли, который приносит реальный доход некоторым индейцам Уюни. 

Колдовство по-боливийски 

Индейцы составляют 90 % жителей Боливии. Они трудолюбивы и очень замкнуты. Замкнутость вообще характерная черта индейцев. С давних времен территорию страны населяют индейские народности кечуа и аймара. Последние, как известно, обладали огромными познаниями в сфере медицины, архитектуры, астрономии и сельского хозяйства. Ко времени прихода воинственных инков цивили- зация аймара находилась в упадке. Почему так произошло — одна из загадок Боливии. Но точно известно, что инкские вельможи и вожди вплоть до испанского вторжения пользовались услугами местных знахарей, считая их всесильными. И до сих пор аймара являются самыми могущественными колдунами в Южной Америке. Вот почему в Боливии к ним относятся очень трепетно и осторожно. С одной стороны, их побаиваются, избегают, а с другой, почти каждая семья имеет своего доверенного знахаря. Даже с приходом католичества вера в духов, равно как и в древних богов, осталась практически такой же сильной, как и сотни лет назад, когда индейские вожди не смели и подумать о каком бы то ни было предприятии без ворожбы. 

В центре большинства обрядов — поклонение Матери-Земле (Пачамаме) с приношениями ей символической жертвы, а также общение с духами гор и своеобразное заключение «договора» с высшими силами. Причем это не шоу для туристов. Здесь все серьезно. И к обряду готовятся очень основательно. В каждом из боливийских городов есть специализированные места, где продается все необходимое для колдовства. И вовсе не надо знатькаких-то тонкостей: ведьма за прилавком доходчиво все объяснит. Зачем, например, нужна высушенная летучая мышь или толченые зубы змеи. 

На каждый случай жизни имеется свое безотказное средство, о чем написано на этикетках разноцветных коробочек с зельем: духи от сглаза, мыло для материального благополучия, любовное масло… Кстати, многие из этих средств стоят немалых денег, но людей это не пугает — они просто верят в чудо-средства. Наибольшей популярностью в народе пользуются дешевые разноцветные формочки из смеси сахара и парафина в виде животных, техники, предметов быта и роскоши. Их принято сжигать во время обряда, который, как правило, проходит в «местах силы»: на каких-то перевалах, в местах разломов… Вообще в Боливии таких мест много. Наверное, если бы эта страна была ближе и не столь изолирована, то она была бы заполнена искателями мистических приключений. А пока возле таких мест круглосуточно дежурят колдуны в ожидании клиентов. Так уж сложилось, что я был не просто свидетелем обряда, но его непосредственным участником вместе с моим спутником — бывшим студентом Киевского университета, синьором Флоресом. К встрече с неизведанным готовились основательно: заранее купили все необходимое к обряду. Правда, нужна была только кока, спирт и специальное «сакральное» вино. 

Утром мы подъехали к священному камню, в который когда-то ударила молния, — «место силы». Тут же навстречу вышел улыбающийся толстячок средних лет, который и предложил нам свои магические услуги. Прежде чем приступить к обряду, колдун внимательно поинтересовался, чего, собственно, господа желают. Я попросил счастливой дороги, а Флорес — удачи в бизнесе. Деловито кивнув, аймара набил щеку кокой, а оставшуюся часть рассыпал на листе плотной бумаги, при этом что-то бормоча и внимательно всматриваясь, как легли листочки. К нашему счастью, кока легла «муй бьен» (исп. «очень хорошо»), после чего нам было предложено выбрать по грецкому ореху и сломать скорлупу, а содержимое отдать на «экспертизу». Выяснилось, что меня могут подстерегать проблемы со здоровьем или небольшие травмы. Затем колдун стал выкладывать на бумажку символы того, чего мы себе желали: миниатюрные машинки, бутафорские деньги, домики и т. д. Все это «богатство» мы полили сначала спиртом, а потом «сакральным» вином. Вслед за тем аймара достал высушенный эмбрион ламы и, читая заклинание, украсил его разноцветными шерстяными нитками, а также золотой и серебряной фольгой. Обычно зародышей ламы кладут в фундамент строящегося дома. Считается, что после этого никакие землетрясения постройке не страшны, а злые духи будут обходить ее стороной. Да, всерьез аймара взялся за исполнение наших желаний. 

До предела загрузив поднос, мы направились к заветному камню. Его необходимо было украсить серпантином и обильно полить пивом, при этом быстро двигаясь против часовой стрелки под заклинания индейца. Традиционно индейцы используют чичу (священное пиво из маиса — кукурузы), но обычное пиво более доступно и содержит больше алкоголя. Пиво покупает клиент. В каждом случае строго оговаривается его количество: все зависит от того, сколько стоит в бутылочном эквиваленте тот или иной обряд. 

От камня мы проследовали к аккуратно сложенным поленьям, на которые и водрузили драгоценную ношу. Продолжая читать магические формулы, колдун обильно полил поленья спиртом и поджег. В этот момент он предложил нам загадать самое сокровенное желание. Обращаясь к духам, аймара попросил их быть снисходительными и "разрешить этим двум несчастным быть здоровыми, счастливы ми и богатыми". Затем в ход снова пошло пиво. Вручив по бутылке, колдун заставил нас хорошо ее встряхнуть и, направив пену на костер, пробежать несколько кругов вокруг огня. Остатки пены индеец вылил нам на ладони, повелев быстро спрятать ее… в карманы — это были наши новообретенные «деньги». Полагаю, со стороны наши бега и получение «капитала» выглядели на редкость уморительно! Теперь нам предстояло ждать, пока костер догорит, чтобы по цвету пепла определить, принята ли жертва, ведь предназначалась она Матери-Земле, а у нее нрав капризный. В ожидании результата полагается пить пиво, выплескивая первый и последний глоток на землю — Пачамаме и Предкам. Отказываться от него нельзя: это часть ритуала. 

Нашу жертву приняли с аппетитом. Распрощавшись и заплатив по счету, мы отправились к себе. И буквально спустя час у Флореса зазвонил мобильник — это был заказ по его бизнесу, первый за минувший месяц! А моя дорога действительно была счастливой, но, к сожалению, предсказание колдуна через несколько недель все-таки исполнилось. Когда я спускался на велосипеде с Андских гор к пустыне Наска, меня ожидало очень неприятное падение. В результате проткнул руку и так серьезно разбил колено, что его пришлось зашивать. Но же лание продолжить путешествие было настолько сильным, что я нашел в себе силы’и волю двигаться дальше. В тот момент я живо вспомнил предсказание боливийского колдуна. 

Да, Боливия действительно страна загадочная. Не случайно ее называют Тибетом Южной Америки. Стиль жизни в Боливии во многом напоминает тибетский: та же отрешенность от мира будней, от повседневных забот, та же замкнутость жителей гор. Они находятся в себе, в своем мире, где многое связано с духами. Ведь люди гор — это люди мистики. Здесь, как и в Тибете, ничего не делается без благоволения духов, без жертвоприношения. И обряд индейца аймара тому подтверждение. 8 этом вся соль Боливии: ее книга жизни никогда не будет прочитана до конца. 

Статья в журнале "Путешествие по свету" N7-8 2007.