Непал, Сикким. Мифы и легенды. | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

Непал, Сикким. Мифы и легенды.

Мифы и легенды

Легенды о памятниках Катманду — столицы Непала

Город с неисчислимым множеством ажурных пагод и монументальных ступ, с многочисленными реками и речушками, естественными и искусственными прудами, с бронзовыми изображениями змей на водной глади в кольце темно-зеленых гор, на вершинах которых лежат тысячелетние снега, получил в XIX веке титул «Флоренции Востока» — в силу опрометчивой привычки европейцев уподоблять незнакомое привычному.

Пожалуй, только нереальность, неправдоподобие Катманду роднит его с итальянскими чудесами — но и здесь ясно, что восточную сказку не перепутаешь с европейской: и расказчик у нее другой, и в иное время дня она рассказывается, и в сюжетах мало общего… История переплетается здесь с легендами, истина — с художественным вымыслом. Каждый камень — легенда, каждый храм — целое сказание. Или удивительное поверье.

Вот возвышается перед храмом нечто похожее на ежа, только гигантских размеров, и вместо иголок у него — гвозди, и изрытые столетней ржавчиной, и совершенно новенькие, блестящие. По местному поверью, если болит зуб, то стоит только вбить в изображение бога гвоздь, и боль сразу же утихнет…

Или видимый со всех главных улиц города искусственный пруд с белоснежным храмом в центре. С берега храм кажется парящим в воздухе, к нему ведет как будто бы стелющаяся по поверхности воды дорожка. Пруда не замечаешь — в нем отражаются белая дорожка, храм и голубое небо. Это Рани Покхари, построенный в XVII веке в честь жены короля Пратапа Малла. Но легенда, связанная с прудом и храмом, повествует не о ней, а о ее сопернице.

Рассказывают, что король каждое утро приходил на пруд, чтобы совершить омовение в водах, собранных и привезенных из наиболее почитаемых рек королевства. На берегу пруда король встретил прекрасную девушку и полюбил ее. Прошло время, и она подарила королю сына. Не успел счастливый отец нарадоваться, как дитя оказалось злодейски убито. Эта история повторилась еще дважды, и нанятые королем сыщики и колдуны заявили со всею уверенностью: детей убивает сама мать! И тут только наивный король заметил, что стопы у красавицы вывернуты назад.

Старый мудрый брахман, наставник короля, посоветовал королю прихватить с собой на следующее свидание моток красных ниток и привязать конец нитки к одежде женщины. Наутро после свидания обнаружилось, что нитка привязана к человеческой кости, лежащей у воды. Брахман совершил над костью обряд, который производится обычно над покойником — и король больше никогда уже не встречал этой женщины, жил счастливо и имел законных детей. И белый храм над таинственным прудом приказал выстроить в честь своей законной супруги, но злые языки утверждали, что возведен он в память о таинственной прелестнице…

Без легенд не объяснить и непременное присутствие во всех пагодах Непала довольно неожиданных там сценок на эротические темы, украшающих деревянные подпорки крыш. Первая версия объяснения говорит о том, что молния, которую в Непале изображают молодой непорочной девушкой, завидев непристойные изображения, отлетает прочь от храма даже во время самой сильной грозы. Вторая версия сообщает, что эти картинки служат верующим для проверки чувств: если ты пришел к храму, чтобы говорить с богом, и тебя не отвлекут от молитвы такие, мягко выражаясь, вольности — значит молитва и вера в самом деле полны искренности.

Если следовать третьей версии, то эротические изображения преследуют цель отвадить от храмов Аламбусу — прекрасную, но далеко не безгрешную королеву-чародейку. В молодости Аламбуса была обычной гулящей девицей, затем, устав от любовных утех, уединилась у подножия Гималаев, фанатично уверовав во всемогущество Шивы. Шива оказался доволен таким преображением и наделил отшельницу огромной силой разрушения. Чтобы пробить стену, снести гору или убить врага ей достаточно было… плюнуть!

Способностью сокрушительно плеваться Аламбуса приобрела огромную популярность — даже могущественные короли обращались к ней за помощью. Разумеется, она приняла участие в последовавшей вскоре междоусобной войне богов индуистского пантеона — но не пристало смертной равняться в силах с небожителями. Вскоре чародейка была одурачена синеликим Кришной и повержена царственной обезьяной Хануманом.

Тогда Аламбуса поклялась разрушать все храмы и святилища, которые не будут посвящены Шиве. Чтобы оградить храмы от гнева Аламбусы, древние непальские мастера догадались украсить их эротическими сценками, главными героями в которых выступали мило развлекающиеся Аламбуса и Кришна! От злости королева даже плюнуть не могла на собственное изображение — и пагоды оказались спасены.

По углам любой пагоды непременно изображается Хануман, преданный страж пагод, общественных зданий и дворцов. Этот своенравный проказник, согласно мифам, сделал столько добра и проявил себя таким надежным другом, что в Непале его почитают едва ли не сразу после божественной триады владык мира. К тому же, короли Непала считают себя потомками великого легендарного Рамы, которому Хануман служил верой и правдой во всех его приключениях — поэтому изображение Ханумана украшало и королевский штандарт.

Тогда считалось, что изображение легендарной обезьяны на боевом стяге помогает одержать победу. Подтверждением тому выступала уже не легенда, а реальное событие. Во время войны за объединение Непала одной из самых неприступных твердынь оказался внезапно не форт и не крепость, а дворец Хануман Дхока. Дворец-крепость не сдавался три дня после захвата города. Для того, чтобы захватить его, пришлось сжечь несколько близлежащих домов — лишь после этого удалось выбить двери во дворце. До сих пор бытует убеждение, что, несмотря на то, что дворец был прекрасно укреплен, без покровительства Ханумана ему вряд ли удалось бы оказать столь длительное сопротивление.

В те времена, когда в долине существовали три самостоятельных княжества, трудно было избежать междоусобных споров. Но войны эти не были разрушительными, поскольку, как это ни удивительно, на протяжении столетий не обнаруживались святотатцы, способные поднять руку на храмы, дворцы и жилища, охраняемые статуей Ханумана. Суеверие суеверием, но силу Ханумана в долине Катманду и впрямь нельзя назвать призрачной: получается, что только благодаря ей до наших дней дошли многие памятники древней архитектуры…