«Мистический Байкал». Уникальная экспедиция из серии «По нетронутым местам России». Мифы и легенды | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

«Мистический Байкал». Уникальная экспедиция из серии «По нетронутым местам России». Мифы и легенды

Мифы и легенды

Хозяин Ольхона Хото Баабай 

Есть на острове Ольхоне страшная пещера. Называется она Шаманской. А страшна она тем, что жил там когда-то повелитель монголов —Гэген-бурхан, брат Эрлен-хана, правителя подземного царства. Оба брата постоянно наводили ужас на жителей острова своей жестокостью. Даже шаманы боялись грозных владык, особенно самого Гэген-бурхана. Островитяне знали, что если уж выберется на белый свет этот бессердечный и беспощадный властелин, то жди беды: обязательно прольется кровь многих невинных. Много простого люда пострадало от него. 

И жил в это же время и на этом же острове, на горе Ижимей, мудрый отшельник-Хан-гута-бабай. Власти Гэген-бурхана он не признавал, да и самого знать не хотел, во владения его никогда не спускался. Многим доводилось видеть, как он ночами разжигал на вершине горы костер и жарил себе на ужин барана, а пути туда не было — гора считалась неприступной. Пытался было грозный хозяин Ольхона подчинить себе мудреца-отшельника,да отступился: сколько ни посылал туда он воинов, гора никого не пускала. Всякий, кто отваживался подниматься на эту гору, сваливался оттуда мертвым, потому что на головы непрошеных гостей с грохотом обрушивались огромные камни. Так все и оставили в покое Хан-гута-бабая. 

Случилось так, что у одной островитянки Гэген-бурхан казнил мужа, молодого табунщика, за то, что тот, как показалось владыке, непочтительно взглянул на него. 

Ударилась с горя молодая женщина оземь, залилась горючими слезами, а потом, воспылав лютой ненавистью к Гэген-бурхану, стала думать о том, как бы избавить свое родное племя от жестокого владыки. И надумала она пойти в горы и рассказать Хан-гута-бабаю о тяжелых страданиях жителей острова. Пусть он заступится за них и накажет Гэген-бурхана. 

Молодая вдова отправилась в путь. И удивительно, там, где срывались самые ловкие воины, она поднималась легко и свободно. Так она благополучно достигла вершины горы Ижимей, и ни один камень не свалился на ее голову. Выслушав смелую, свободолюбивую островитянку,Хан-гута-бабай сказал ей: 

— Хорошо, я помогу тебе и твоему племени. А ты возвращайся сейчас назад и предупреди об этом всех островитян. 

Обрадованная девушка спустилась с горы Ижимей и исполнила то, что наказал ей сделать мудрый отшельник. 

А сам Хан-гута-бабай в одну из лунных ночей опустился на землю Ольхона на легком белопенном облаке. Припал он к земле ухом и услышал стоны загубленных Гэген-бурханом невинных жертв. 
— Верно, что земля Ольхона вся пропитана кровью несчастных,- возмутился Хан-гута-бабай и дал обещание, -Гэген-бурхана не будет на острове. Но и вы должны помочь мне в этом. Пусть горсть земли Ольхона окрасится в красный цвет тогда, когда мне это будет нужно!" 

И на утро отправился к Шаманской пещере. Разгневанный повелитель вышел к мудрецу-отшельнику навстречу и враждебно спросил его: 
— Зачем пожаловал ко мне? 
Хан-гута-бабай спокойненько ответил: 
— Хочу, чтоб ты оставил остров. 
Гэген-бурхан еще больше вcкипeл: 
— Не бывать этому! Я здесь хозяин! И я расправлюсь с тобой. 
— Я тебя не боюсь,- сказал Хан-гута-бабай. Огляделся и добавил — Есть и на тебя сила! 

Поглядел по сторонам и Гэген-бурхан и ахнул: невдалеке стояли плотной стеной нахмуренные островитяне. 

— Так ты хочешь решить дело битвой? — вскричал Гэген-бурхан. 
— Я этого не говорил, — опять же спокойненько сказал Хан-гута-бабай. — Зачем проливать кровь? Давай-ка лучше поборемся, так по-мирномубудет! 
— Давай! 

Долго боролись Гэген-бурхан с Хан-гута-бабаем, однако никто из них не мог добиться перевеса — оба оказались настоящими богатырями, равными по силе. С тем и разошлись. Договорились решить дело на следующий день жребием. Условились, что каждый возьмет по чашке, наполнит ее землей, а ночью, перед отходом ко сну, поставит каждый свою чашку у своих ног. И у кого за ночь земля сделается красною — тому покидать остров и кочевать на другое место, а у кого земля не изменится цветом — тому и оставаться владеть островом. 

На следующий вечер, согласно уговору, они сели рядышком на войлок, постланный в Шаманской пещере, поставили у ног своих по деревянной чашке, наполнили их землей и тут же легли спать. 
И вот наступила ночь, а с ней выступили и коварные подземные тени Эрлен-хана, на помощь которого крепко надеялся его жестокий брат. Тени заметили, что земля окрасилась в чашке у Гэген-бурхана. Немедленно они перенесли эту чашку к ногам Хан-гута-бабая, а его чашку — к ногамГэген-бурхана Но кровь загубленных оказалась сильнее теней Эрлен-хана, и когда яркий луч утреннего солнца ворвался в пещеру, земля в чашкеХан-гута-бабая потухла, а земля в чашке Гэген-бурхана заалела. И в этот миг оба они проснулись. 

Глянул на свою чашку Гэген-бурхан и тяжело вздохнул: 
— Ну, что же, тебе владеть островом, — сказал он Хан-гута-бабаю, — а мне придется кочевать на другое место. 

И тут же подал распоряжение своим монголам навьючивать на верблюдов имущество и разбирать юрты. А вечером Гэген-бурхан приказал всем лечь спать. И вот ночью подхваченные мощными тенями Эрлен-хана монголы с верблюдами и всем имуществом были быстро перенесены за Байкал. На утро они проснулись уже на том берегу. 

Но многие бедные монголы остались жить на острове. От них-то и произошли ольхонские буряты, населяющие этот остров ныне. 

По материалам книги В. Стародумова «Омулевая бочка» 

Красавица Ангара 

Жил в этом крае один могучий седой богатырь Байкал. Не было во все стране равного ему по силе и богатству. Суровый он был старик. Как рассердится, так и пойдут горами волны , так и затрещат скалы. Много рек и речушек было у него на посылках. 
Была у старика Байкала единственная дочь — Ангара. Первой красавицей она слыла во всем свете. 

Очень любил ее отец-старик. Но строг был отец к ней и держал ее взаперти, в недоступных глубинах. Не давал ей старик даже наверх показаться.Часто-часто тосковала красавица Ангара, думая о воле… 

Прилетела раз на берег Байкала чайка с Енисея: села на один из утесов и стала рассказывать о житье-бытье в привольных енисейский степях. Рассказывала она и о самом красавце Енисее, славном потомке Саяна. Случайно подслушала этот разговор Ангара и загрустила… Услыхала она о Енисее и от горных ручьев и еще более заскучала. 
Решила наконец Ангара сама повидаться с Енисеем, но как вырваться из темницы, из крепких высоких стен дворца? 

Взмолилась Ангара: 
Ой вы, тэнгэринские боги, 
Сжальтесь над пленной душой, 
Не будьте суровы и строги 
Ко мне, окруженной скалой. 
Поймите, что юность в могилу 
Толкает запретом Байкал… 
О, дайте мне смелость и силу 
Раскрыть эти стены из скал. 

Узнал о мыслях любимой дочери Байкал, запер ее еще крепче и стал искать жениха из соседей: не хотелось ему отдавать дочь далеко. Выбор старика остановился на богатом и смелом красавце Иркуте. Послал Байкал за Иркутом. Узнала об этом Ангара и горько-горько заплакала. Умоляла старика отца, просила не отдавать за Иркута: не нравился он ей. Но Байкал и слушать не хотел, еще глубже спрятал Ангару, а сверху закрыл хрустальными запорами. Пуще прежнего взывала Ангара о помощи. И решили ручейки и речки помочь ей. Стали они подмывать прибрежные скалы.

Близилась свадебная ночь. Крепко спал в эту ночь старик Байкал. Ангара взломала запоры и вышла из темницы. А ручейки все рыли и рыли. И вот проход готов. Ангара с шумом вырвалась из каменных стен и помчалась к своему желанному Енисею. 

Вдруг проснулся старик Байкал: что-то недоброе увидел он во сне. Соскочил — и испугался. Кругом шум, треск. Понял он, что случилось. Рассвирепел. Выбежал из дворца, схватил с берега целый утес и с проклятием бросил его в беглянку дочь. 

Но поздно… Не попал. Ангара была уже далеко. А камень так и лежит до сих пор на том месте, где прорвала утесы Ангара. Это и есть Шаманский камень. 

Старик Байкал мечтает до сих пор догнать беглянку, и если Шаманский камень сдвинуть с места, то Байкал выпрыгнет из берегов и настигнет свою дочь, затопив все на пути своими водами. 

О том, как произошел Байкал 

О том, как произошел Байкал, раньше старики так рассказывали. На Земле земли не так уж много. Каждому известно, что отроешь яму на несколько саженей, а то и того меньше, и сразу пойдет разный песок, глина., камень и другая разная порода. Чем глубже копаешь яму, тем меньше земли, все больше камень идет, да разный грунт, которого на земле не видно. А дальше, в самой глубине земли, одни камни идут, а еще дальше вода. Разный камень в земли лежит. Есть и такой, на который водой капнешь — он начинает кипеть и разваливаться. Такого камня в глубине земли много лежит, куда больше, чем на поверхности. 

Вот и случилось лет тысячу назад: глубоко в земле сошлись вода и камень. Как они сошлись, то закипели. Куда пару деваться? Он полез в разные стороны и сдвинул землю с места, и пошла она волной и пуще того заколебала всю землю. Так бурлила земля в глубине, бурлила, а потом вода и пар вырвались наверх, и покрыла вода низкие места. Дальше она идти не могла, кругом были горы, вот и получился Байкал. Он никогда не убывает, потому что его всегда из-под земли вода подпирает, а та вода, говорят, с Ледовитым океаном в родне живет. Раньше старики часто запросто рассказывали: разобьет лодку на Байкале, а доски в Ледовитом находили, или что потонет в Ледовитом — на Байкале всплывало. 

Записано от Евлампия Даниловича Перфильева, пос. Поворот Кабанского аймака БурАССР, 1949 г. 

Как на земле горы появились 

Кто на свете не слыхал о наших высоких Саянах? Стоят они зимой и летом белее снега, красивее разукрашенных дворцов с позолоченными дверями, окнами и крышами. Осветит Саяны солнце, тогда можешь на них любоваться целыми днями. Глаз не оторвешь от них, когда они блестят таким цветами, которых нигде не отыщешь. Ни человек, ни какая другая сила, кроме самой природы, не может создать такой красоты. Долго, видать, природа работала, прежде, чем вылила такую громадину. Поднимаются Саны до самого неба, и нет еще человека, который прошел бы их по вершине вдоль и поперек. 

Вот, когда полюбуется человек на Саяны, тогда ему в голову и приходят разные мысли: как же Саяны произошли, откуда они взялись? Ведь не человек же их поставил, не бог же их сотворил, а было, видно, такое время, что вся природа, весь мир над созданием гор работали. 

Было то дело в такую пору, когда людей на свете не было, лес не рос, звери не бегали и птицы не летали. Ничего еще этого на Земле не было, и она еще сама не знала, что на ней будет. До появления гор вся Земля во льду лежала, было его столько много, что если бы он весь растаял сразу, то земля бы покрылась водой выше, чем теперь Саяны поднимаются. 

Но природа так не хотела и оттого так не получилось. Лед таял помаленьку, вода испарялась и поднималась кверху. На Земле осталось столько воды, сколько надо было, чтобы она не растрепалась от горячего солнца. Когда лед растаял, Земля стала ровной, как ладонь. Стояла так Земля много сот лет, а солнце ее все грело и грело. Наконец она так прогрелась, что весь жар в себе удержать не могла. Земля стала извергать из себя жар, ну так, как сейчас вулканы работают. Только раньше их было много. Таким жаром начала дышать Земля в том месте, где теперь Саяны. 

Выбросила из себя Земля столько разных камней, железа, золота, что все это взгромоздилось в такую гору, которую теперь и за месяц не обойдешь. Сначала вся эта гора была горячей, но потом остыла, да так остыла от ветров, что вся покрылась вечным льдом. А внизу, под Саянами, когда они застыли, началась жизнь. С верхушек холод до низу не доходил, его уносил ветер. Между горами образовалась долина, в ней стало тепло — ни жарко, ни холодно. При таком тепле начал расти лес, а потом в нем появились звери. Когда люди узнали, что в этих местах можно жить, они пришли сюда, поселились, так до наших дней и живут. И что тут было между людьми, как они раньше жили, — одни Саяны знают. Только человек полюбил Саяны и рассказывает о них больше, чем о себе. 

Записано от Василия Васильевича Кобелева, с. Тунка Тункинского аймака БурАССР, 1939 г.