Мифы и легенды Монголии | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

Мифы и легенды Монголии

ЛЕГЕНДА О ДАЯН ДЭРХИ И ПЕСНИ ЯХРОМА 

Первого шамана, или «бо», звали Даян Дэрхи. Он жил в Китае, в верховьях Желтой реки. Однажды он играл в карты с Далай-ламой. Игра продолжалась три года, и бо проиграл так много, что был не в состоянии заплатить. Начался спор о том, кто из них сильнее. Решили испытать свои силы — кто из них в одну ночь спасет от смерти больше людских жизней. Если слабым оказывается Даян Дэрхи, он навсегда подчиняется Далай-ламе, если более сильным — отыгрывает весь свой карточный долг. К утру Далай-лама спас тысячу человек, а Даян Дэрхи — на 300 больше. 

И тогда Далай-лама решил отправить Даян Дэрхи в Монголию, которой нужны были такие сильные люди. Бо сел на коня и отправился в путь, по дороге изготовив первый шаманский бубен, разделив надвое барабан, чтобы укрыться от солнцепека. В Монголию Даян Дэрхи приехал как раз в то время, когда Чингиз-хан справлял свадьбу одной из своих дочерей. Даян Дэрхи с первого взгляда полюбил невесту, подхватил ее, посадил к себе в седло, поскакал. Царевна не сопротивлялась. Это произошло на глазах хана, который пустился за ними в погоню… 

…Маршрут к пещере Даян Дэрхи, где по преданию живет его дух, лежит по линии «бо» — великому пути шаманов. Сохранились легенды о шаманах этих мест. Есть легенда о шаманке Алунго, сплотившей разрозненные родственные племена. Другая легенда рассказывает о шаманке Нансалме, которую по подсказке черного шамана хотели извести жители северной оконечности озера — из местечка Хохор. Жители Хохора не однажды засылали к могучей белой шаманке гонцов с дарами, заговоренными злыми духами. Устав от козней врагов, шаманка решила покончить с собой, сказав: «Вы хотите, чтобы я отправилась в царство духов. Я сама помогу вам в этом, но не думаю, что это будет во благо хохорскому роду». Она перерезала себе горло и, залитая кровью, ушла из жизни. С тех пор в деревне начался людской мор. Новорожденные умирали, а взрослые болели неизлечимыми болезнями. Начался падеж скота. Хохорцы поняли, откуда пришла беда. Собрав добрые дары, старики отправилась к месту захоронения шаманки. Возложив дары, хохорцы попросили прощения за свои злодеяния у духов местности и шаманки. Их мольбы были услышаны… А на месте, где когда-то камлала Нансалма, был построен ламаистский монастырь, разрушенный в конце двадцатых годов XX века. 

…А до пещеры Даян Дэрхи мы добирались сначала машинами, проламывая лед реки Зерлег, потом пешком по бесснежному крутому склону. Где-то здесь легендарного Даян Дэрхи почти настигли лучшие всадники, посланные Чингиз-ханом вдогонку за похитителем своей дочери. Вот и пещера, в которой укрылись беглецы. Вход в нее, находящийся на высоте 1400 метров над уровнем моря, разрешен только в сопровождении шамана, роль которого выполнял уважаемый в этих местах человек, бывший прокурор района — Ульзи Баатар. На входе — обо с привычными жертвоприношениями, голубыми лентами и деревянная скульптура воина на коне с колчаном за спиной. Это Хозяин пещеры — шаман Даян Дэрхи. 

Вместе с Ульзи Баатаром я встаю на колени перед всадником, достаю приготовленное жертвоприношение и кладу на столик у ног деревянного Даян Дэрхи. Ульзи Баатар одобрительно хмыкает и показывает пальцем наверх — мол, теперь уже можешь туда идти. 

По приставленной лестнице я полез в проход первого яруса. Проход узок, и ползти вверх крайне трудно, но скоро я в небольшом зале. Любуюсь сталактитами, на стенке второго яруса различаю рельеф знака «хаас» (это вроде свастики, которая заимствована в Азии). Стало жутковато, и для храбрости я попробовал подбодрить себя криком. Но вместо этого выдавливаю из себя гортанный хрип. А потом вдруг что-то мягкое, с каждой секундой теплее, жарче окутывает меня. И это в стылой глубине пещеры! «Подземный дух Агарти не пускает», — мелькнула мысль, и прихожу в себя, уже стоя у входа в пещеру. Однако, скоренько я назад выбрался! 

Видимо, Даян Дэрхи все-таки был недоволен появлением чужаков в своей обители и за это наказал нашего проводника Ганбу, лишив его духа-покровителя — Черного Змея. Возвращала духа в согрешившего Ганбу шаманка Оюун, камлание которой мы наблюдали через три дня. Шаманка опоясала Ганбу тесемкой, сорванной со своей ритуальной одежды, и сказала: «Будь осторожен в этом году у воды, на воде и с водой, — и, побрызгав водкой, добавила: — И помни — вода бывает разная». Возвращаясь в темноте по Хубсугулу, мы проломили лед, и чуть не ушли в воду, хорошо искупавшись, особенно досталось Ганбе. Но, похоже, поясок спас… 

…Уже перед сном вспомнились, а затем и приснилось в причудливых сценах, песни чулымского шамана Яхрома: 

Даян Дэрхи 
Сильно могучий шаман 
Вместе с шаманкой своей 
Обитает в глубокой пещере. 
Вход в нее рыбьего глаза меньше, 
Стерлядью вьется. 
Нутро ее необъятно. 
Укрывающий тело от смерти, 
Душу воздухом звонким питающий, 
Дух возвышающий к Солнцу — 
В эти ворота я прохожу 
Под звон моего малого бубна. 
Там, в краю Не-Для-Нас, 
На отмелях самоцветных 
Любит плескаться Луна 
В струях не земной реки, 
А той, что проходит сквозь сердце, 
Звездной водою его очищая, 
Стайками духов блестящих, 
Добрых рыбешек, 
Жизнь наполняя до края. 
Говорят, обернулся первый шаман 
В каменный столб, 
Чтоб его не обезглавила сабля 
Воителя Чингиз-хана. 
Даян Дэрхи, Шаман шаманов, 
Смеется… 
Думаю, выдумка это 
Ветер носящих в колчанах 
Халхасцев. (- от Алексея Никифорова.) 

ЛЕГЕНДА О МУНКУ-САРДЫК 

Давным-давно в одном горном селении жил молодой человек. С ранних лет он остался без родителей, и ему приходилось много трудиться. Любая работа, за которую он брался, спорилась в его руках: сажал ли он деревья, пек ли хлеб, строил ли дом. Он чувствовал окружающий мир, слышал голоса деревьев, понимал язык птиц и животных, говорил с камнями. Просто он любил мир, и мир отвечал ему тем же. Будучи еще ребенком, он предугадывал изменения в природе — приближение бури, непогоды, морозов — и всегда предупреждал об этом людей. Люди были ему благодарны и часто обращались к нему за советом или за помощью. У него всегда находилось доброе слово поддержки и понимания для каждого, нуждающегося в помощи. 

И вот, слава об этом юноше дошла до правителя его страны, очень богатого и жадного Хана Ал. «Как использовать таланты этого юноши, чтобы стать еще богаче и могущественнее?» — подумал он и послал своих слуг привезти его во дворец. Узнав о коварных планах своего правителя, будучи человеком свободолюбивым и независимым, юноша решил уйти жить далеко-далеко в горы. Полно горечи было прощание с ним сельских жителей. Они очень любили и почитали его. «Не печальтесь, добрые люди. Те из вас, кому нужны будут мои помощь, совет и поддержка, чьи сердца наполнены искренностью и чистотой, всегда найдут ко мне дорогу». С этими словами молодой человек скрылся в кедровой роще. 

Прошли годы жизни в горах, полные плодотворной кропотливой работы, ушли в прошлое юность, молодость, зрелость. Юноша превратился в старца. Многим людям за это время помог он, но еще большее количество людей так и не смогли найти к нему дорогу и встретиться с ним. Не искренни были их сердца и не так чисты их помыслы. Никто не знал, где он живет и как. Те, кому он помогал, рассказывали потом, что встречали его в разных местах: кто-то видел его на тропе, кому-то встретился он у горной реки, к некоторым он выходил из горного ущелья. 

Все эти годы жадный Хан Ал не мог успокоиться, что где-то далеко в горах живет не покорившийся ему человек, который бескорыстно помогает людям. И люди любят и ценят его. 

Не один раз Хан Ал посылал своих служителей отыскать его жилище, но все было напрасно: они или навсегда пропадали в горах, или возвращались обратно ни с чем. Однажды правитель решил объехать сам свои владения. Проезжая мимо одного из селений, он увидел девушку невиданной красоты: белокурые локоны спадали на ее тонкое загорелое лицо, большие миндалевидные глаза скромно прятались под темным бархатом ресниц. Ее сильное изящное стройное тело легко скользило вдоль камней реки, когда она несла на высоком плече кувшин с хрустальной горной водой. Алчные глаза Хана Ал загорелись, послал он своих путников схватить девушку. Такой красавицы не встречал он еще ни разу в жизни. Девушка не успела опомниться, как один из служителей подхватил ее, перекинул через коня и поскакал с ней к Хану Ал. Увидев его жадные глаза, девушка поняла, что стала добычей самого жестокого человека на их земле. Она понимала безвыходность своего положения, знала, что сейчас ее увезут к нему во дворец, и решила схитрить: «Отпусти меня попрощаться с моим любимым горным озером и искупаться в последний раз в его волшебной воде». Хан Ал, ничего не подозревая, велел отвезти ее туда, он любил проявлять благосклонность в мелочах. 

Подойдя к воде, девушка от чистого сердца обратилась к ней за помощью. Всю жизнь она искала истинной, чистой любви, вечной и прекрасной, а теперь ей суждено будет достаться жадному Хану Ал. Вода ответила ей: «Помощь придет, верь». Тут девушка вспомнила рассказы своей матери о волшебном старце гор, о его бескрайней доброте, взмолилась, обращаясь к нему, о чуде и бросилась в ледяные воды озера. И вот она уплывала все дальше и дальше от берега, где стали озабоченно бегать слуги Хана Ал, пытаясь найти лодку, чтобы догнать ее. А она уплывала все дальше и дальше, пока не превратилась в маленькую черную точку и не исчезла за горизонтом. Силы ее слабели, а ледяные струи сковывали тело. Вдруг она увидела приближающуюся к ней лодку, руку, нежно подхватившую ее из воды, и ясные голубые глаза, полные неземной теплоты, красивое, улыбающееся, благородное лицо старца. В этих глазах она увидела то, что искала всю жизнь. Это была искренняя безусловная любовь. 

Девушка навсегда осталась в горах у старца. 

Шли годы, а злобный Хан Ал не знал, как бы ему еще удовлетворить свою гордыню. Полные драгоценностей сокровищницы, самые красивые рабыни, богатейшие земли, леса, озера уже не радовали Хана Ал. У соседнего правителя Хана Жа, его брата, было не меньше несметных сокровищ, чем у Хана Ал. И решили они помериться силой, сразиться друг с другом, чтобы узнать, кто из них более могущественен. Собрали они огромные полчища воинов, разделив один народ на две враждующие армии, и направились войной друг против друга. 

Узнал об этом старец. Не мог он дать свершиться такому злодейству, когда один брат сразится с другим и бессмысленно погибнут невинные люди в угоду гордыне двух братьев. 

Собрал старец все свои силы и превратился в огромный горный массив, который вырос стеной между двумя враждующими армиями. И отступили люди в страхе и ужасе, увидев, как разверзлась земля и выросли перед ними скалы до самого неба. Поняли они свою глупость и неправоту и в молитвенном благоговении опустились на колени перед священной горой. Самая высокая скала горного массива напоминала голову старца, заботливо смотрящего вниз на свою землю и обнимающего ее своими руками. Люди узнали своего любимого помощника и обратились к нему с благодарственной молитвой о спасении их земли и многочисленных людских жизней. 

А девушка, увидев своего возлюбленного, заключенного навеки в каменную твердыню, тихо поднялась на вершину, обняла ее и взмолилась о том, чтобы навсегда разделить с ним его судьбу. Тут поднялся сильный ветер, подхватил ее, как пушинку, закружил и понес в небо. И превратилась она в красивую белую птицу, которая и по сей день закрывает белым крылом своей любви фигуру возлюбленного, охраняя его покой и пропуская к нему лишь тех людей, чьи помыслы чисты, желания искренни, а вера сильна. Так и летает с тех пор в этих краях белая птица исполнения желаний. 

Вершина Мунку-Сардык — вечно белый голец — всегда, в любое время года, издалека сверкает в солнечных лучах своим белоснежным убранством, привлекая к себе внимание многочисленных путешественников. И лишь самые достойные найдут в этих священных местах свое счастье. 

Монгольский шаманизм 

Родиной шаманизма, избранной землей шаманов принято считать Центральную и Северную Азию. В Монголии в силу своей изолированности последним оплотом шаманов стало озеро Хубсугул и Дархадская котловина. Сюда сбегали монгольские шаманы во время преследования их в эпоху Чингисхана и Хубилай-хана в XIII в. В эпоху Чингисхана в Центральной Азии главенствовал шаманизм, ламаизм, пришедший на смену шаманизму, получил распространение в Монголии только к XVI в.  

Для шаманских молений не нужны специальные здания и храмы, шаманские обряды могут быть устроены в любом месте в любое время суток. Верховным божеством считалось Вечно Синее Небо — Хухэ Мунхэ Тэнгри. Земля, по шаманским понятиям, является серединным миром, одухотворенным во всех проявлениях природы и жизни и населенным невидимыми для большинства людей разнообразными духами. Для древнего человека непрерывная связь с природой, ощущение ее ритмов и гармонии были привычным образом жизни. Вековые наблюдения за природой выработали мудрые правила, согласно которым человек должен жить в равновесии и гармонии с природой и ее духами, не нарушать естественного порядка вещей в мире. Места, где боги и духи проявили себя или где они действуют, выделяли особо как святое пространство. Этот обычай сохранился с глубокой древности. В таких местах — контактной зоне между мирами — сооружали обо, устанавливали столбы-сэргэ и привязывали на ветки деревьев ленты-залаа. Место объявляли священным и сюда приезжали специально для проведения обрядов. 

Вдоль дорог на Хубсугуле, на перевалах и возле священных мест можно встретить обо — древнее святилище в виде пирамидальной груды камней или шалаша из жердей и веток, местопребывание духов-хозяев местности — место, где надлежит поклоняться духам, произносить молитву и делать жертвоприношение духам местности, чтобы снискать их покровительство в путешествии или для проживания в данной местности. Каждое обо имеет своего хозяина — духа местности, ему преподносятся жертвоприношения в виде пищи, брызганья вина, лоскутков материи, щепотки табака, сигарет, спичек, монет, бумажных денег, пуговиц. Подношение заключается не в вещах, а в вере. Достаточно подносить мандалу, воду, воображаемые дары. Ценность вещи не имеет значения — важен сам факт жертвоприношения. Подношения имеют символический характер, считается, что духи вкушают идеальную субстанцию подношений. В обо можно только класть, что-либо забирать из обо, т.е. отнимать у духов, не рекомендуется. По древней традиции перед обрядом жертвоприношения обо обходят три раза по часовой стрелке, символизируя тем самым уважение ко всем трем мирам: нижнему, среднему и верхнему. Затем представляются духу местности, рассказывают о цели своего путешествия и уже после этого просят покровительства в пути или излагают ему свою заветную просьбу. Непосредственно, без жертвоприношения, обращаться к верховным божествам древняя традиция запрещает. Вначале следует обратиться к родовым духам и духам огня, затем к духам местности. 

Главное обо на восточном побережье Хубсугула расположено на мысе у горы Модын-Бага-Шагнул-Ула, высотой 1705 м. К нему можно подъехать на автомобиле. Обо сложено из жердей и веток, в центре него на груде камней сооружено святилище.