Австралия и Новая Зеландия. Мифы и реальность. | Ветер Свободы
Поделиться с друзьями:

Австралия и Новая Зеландия. Мифы и реальность.

Мифы и реальность

Из всех пригодных для жизни территорий на землю Новой Зеландии последней ступила человеческая нога. Вплоть до X века ее населяли только звери и птицы.

Но всему хорошему рано или поздно приходит конец. Открытие Новой Зеландии связывается с именем полинезийского рыбака Купе с мифического острова Гавайки (современные ученые полагают, что он находился к северо-западу от Таити), который, отправившись на ловлю кальмаров, заблудился и через несколько недель плавания очутился на участке суши с высокими берегами, окутанными туманами. Легенда гласит, что его жена Хине-те-апаранджи назвала эту землю Аотеароа — «земля длинного белого облака». Вернувшись на родину, Купе рассказал о чудесном открытии своим соплеменникам, и вскоре часть жителей Гавайки отплыли в направлении Новой Зеландии. Кстати, полинезийцы были очень искусные мореплаватели. В бескрайнем океане они ориентировались по солнцу, звездам, течению ветра и цвету воды. Часто островитяне следовали за косяками птиц или стаями китов. Их каноэ и катамараны с парусами и килями могли перевозить до сотни человек и развивать скорость до 40 км/ч.

Переселение шло вплоть до XIV века. Уроженцы Гавайки, измученные бесконечными войнами на своей родине, искали прибежище на острове, красотой которого оказались поражены. Они поделили между собой девственные земли и поселились друг от друга на некотором расстоянии, чтобы избежать возможных раздоров, вынудивших их покинуть родину. Именно потомки Купе — народ маори — еще в течение почти трех веков владел землей Новой Зеландии и был одним из самых зловещих на нашей планете. Его утонченная жестокость сочеталась с большим коварством, хладнокровием и храбростью. Зловещей особенностью жертвоприношений маори был их каннибальский характер. Вплоть до XVIII века понятие «народ-каннибал» воспринималось не более как выдумка сказочников. Однако когда европейцы открыли для себя Новую Зеландию, они убедились, что народы-людоеды — не миф, а реальность.

Первым жителем Старого Света, посетившим Новую Зеландию, был голландец Абель Тасман, причаливший к ее берегам 13 декабря 1642 года. Но его попытка высадиться на землю закончилась плачевно — часть матросов его команды были убиты и съедены маорийцами. Позже голландские картографы дали название воинственному острову — Новая Зеландия — в честь провинции на их родине. И, тем не менее, еще более века данная территория оставалась белым пятном для цивилизованного мира. Следующим бледнолицым, зашедшим в местные воды, стал француз Жак Сюрвиль (12 декабря 1769 года), моряки которого также имели конфликт с аборигенами. Кстати, еще один французский капитан, Никола Тома Марион-Джюфрен, вместе с командой из 25 человек стали жертвами аборигенов спустя три года.

Практически одновременно с Сюрвилем посетил Новую Зеландию и знаменитый Джеймс Кук, пробывший здесь пять месяцев и оставивший весьма ценные сведения об аборигенах, с которыми сумел найти общий язык. Ему же принадлежит и одно из первых описаний маори: «Жители этой страны сильные, худые, хорошо сложены, подвижны, обычно выше среднего роста, особенно мужчины. Кожа у них темно-коричневого оттенка, волосы черные, бороды жидкие и тоже черные, зубы белые. Те, у кого лица не обезображены татуировкой, обладают довольно приятными чертами. Многие старики и некоторые туземцы среднего возраста татуируют лицо черной краской, но мы видели нескольких человек с татуировкой и на других частях тела: бедрах, ягодицах. Их пища не отличается разнообразием: корни папоротника, собачье мясо, рыба, дикая птица…»

Тогда еще Кук даже не мог представить, что является главной и любимой трапезой аборигенов. Описание второго кругосветного плавания капитана Кука в 1772–1775 годах оставил один из его участников, ученый Георг Форстер. Предоставим же слово Форстеру, одному из первых европейцев — очевидцев каннибальной трапезы:

«После полудня капитан вместе с господином Уолсом и моим отцом решили переправиться в Моту-Аро, чтобы осмотреть огород и набрать растений для корабля. Несколько лейтенантов тем временем отправились в бухту Индиан-Коув для торговли с туземцами.

Первое, что бросилось им в глаза, были человеческие внутренности, сваленные в кучу у самой воды. Едва они пришли в себя от этого зрелища, как индейцы показали им различные части самого тела и объяснили с помощью знаков и слов, что остальное они съели. Среди этих оставшихся частей была голова юноши. Пока мы стояли вокруг и разглядывали ее, несколько новозеландцев подошли к нам от источника. Увидев голову, они знаками дали понять, что хотели бы поесть мяса и что оно очень вкусно… Они не стали есть мясо сырым, а сначала решили его тут же, при нас приготовить; немного поджарили над огнем, после чего с большим аппетитом съели…»

После долгих, почти двухсотлетних исследований ученые пришли к однозначному выводу о том, что именно религия маори породила каннибализм. Коренные жители Новой Зеландии большую роль отводили «мане» — особой сверхъестественной силе. Так вот, при съедении врага, как верили они, «мане» врага переходит к победителю. Для того, чтобы овладеть качествами павших врагов, первобытные народы чаще всего употребляли в пищу их сердце. Впрочем, это — не единственная часть человеческого тела, поедаемая с данной целью. Воины также съедали руки и ноги убитых врагов, веря, что через них приобретают мужество и другие качества. Чтобы укрепить собственные руки и колени, объедали кисти рук и колени убитого врага. Чтобы набраться храбрости, выпивали кровь и съедали мозг своих жертв. Кроме того, каннибализм был неотъемлемой частью жертвоприношений богам, злым духам, которые хотели, по мнению маори, именно таких страшных жертв.

В начале XIX века Великобритания объявила «ничьи» острова своей собственностью, и в Новой Зеландии появились первые колонисты из Европы и Австралии — китобои, фермеры, миссионеры. Кстати, именно миссионеры, часто ценой собственных жизней, смогли заставить маори отказаться от своего кровожадного пристрастия и употреблять в пищу более привычное для цивилизованных людей мясо — баранину и свинину. Впрочем, аборигены еще долго не хотели уступать пришельцам свою священную землю.

В 1840 году в Ватаинги первый губернатор Новой Зеландии Уильям Хобсон и маорийские вожди подписали договор. В соответствии с ним острова считались землями Британии, а за маори закреплялось право на владение природными недрами. Копию документа подписали более 500 вождей. Однако, подписав соглашение, англичане перешли к прямым захватам и обманным сделкам. Не стерпев такого унижения, аборигены взялись за оружие и почти три десятилетия боролись за свою независимость. Но что могли сделать туземцы с копьями и стрелами против пушек и ружей британцев? Англия победила в войне, почти полностью истребив гордый народ. Так возникла «Британия южных морей».

Источник: журнал Колумб N 16 (2005)